«1 июня вступил в силу Закон о запрете курения, и в тот же день я отказалась даже от электронной сигареты», – ошарашила меня признанием Алла Борисовна
«1 июня вступил в силу Закон о запрете курения, и в тот же день я отказалась даже от электронной сигареты», – ошарашила меня признанием Алла Борисовна // Фото: Дмитрий Дроздов

- Я все-таки прирожденная училка, – говорит мне Алла Борисовна, сидя рядом в кафе «Лодка» на углу Нового Арбата и Садового кольца. Кафе это одним этажом ниже школы Family Club, где Пугачева сейчас проводит почти все время. Готовится к старту учебного года, вносит последние коррективы в программу обучения, знакомится с новенькими учениками и педагогами, а еще успевает делать ежедневные вылазки в новое здание школы – в «Итальянском квартале» на Маяковской, где рабочие заканчивают дизайнерскую отделку. Пять вечера. Кофе без сахара. Алла откладывает веер, берет в руки айпед, быстро просматривает почту. Айпед тут же зависает. Все-таки у Пугачевой сумасшедшая энергетика! Поэтому она никогда не носит часы – они то и дело останавливаются.

– Недавно состоялся первый отчет ный концерт школы у вас в замке в деревне Грязь.

– Да, я думала, что будет меньше народу, но приехало очень много. Все происходило в моей маленькой студии на нижнем этаже замка. Там есть небольшая сцена. Дети очень волновались, старались. Ведь прошло всего ничего, но им необходимо понимать, что это отчетный концерт, они должны показывать, чего добились за определенный период. И они показали! Молодцы! У нас есть просто очаровательные дети. Я смотрю на малыша, а у него на лбу написано «звезда». Не любить невозможно. Поэтому я не могу называть нашу школу бизнесом. Давай говорить по-русски: это дело для души. Даже не знаю, насколько оно может принести мне материальные блага – вряд ли. Но удовольствие я получаю. Когда Ирсон Кудикова, моя ученица на «Фабрике звезд», рассказала о задумке открыть центр творчества и развития детей, уже на второй секунде я поняла, что это дело мне интересно. Молодые с порога считают себя настоящими звездами. Рассуждают с подачи взрослых: раз есть деньги, пойду заплачу – сниму клип, и я кумир миллионов. Но только попав в Family Club, начинают понимать, что такое на самом деле быть звездой, ведь сцена –  это труд и 363 действия. Безумно интересно поворачивать людей – прежде всего детей – в свою веру. Естественно, меня подстегнуло и рождение своих детей. Я подумала: какая прелестная перспектива, Лиза и Гарри подрастут и будут в этой школе учиться. Так что я сразу сказала Ирсон: «Да!»

– Но все же школа – это бизнес. Начал ли он приносить доход?

– Ты же знаешь, какой я бизнесмен крутой. Да, конечно, каждое дело, за которое я бралась, начиная с чипсов и заканчивая театром в Петербурге, что-то мне приносило, я никогда не была в прогаре. Но почему-то сложилось общее мнение, что я совсем не бизнесмен. Но я повторю: бизнес тогда хорош, когда душа радуется. Вижу по глазам, сейчас ты скажешь: «У вас же дорого!»

– Скажу, ведь обучение стоит порядка 10 тысяч евро в год…

– Правильно. Но у нас не так дорого, как у других. Это раз. Во-вторых, наша политика не в том, чтобы положить себе побольше в карман. Основная часть денег от оплаты за обучение идет на тех, кого мы обучаем, – на детей.

Я умею заставить волноваться рядом со мной

– Алла Борисовна, вы ведь имеете
опыт преподавания в школе?

– Да, училкой я уже была, а вот директором школы нет. А директор – это главный организатор. Его цель – чтобы дети были довольны, родители были довольны. Мы, преподаватели, были довольны результатами. И чтобы дети получили правильный настрой на жизнь. Не так важно, станут они звездами шоу-бизнеса или будут заниматься другим делом. Мне кажется, что вот эта школа – большая помощь родителям. Ведь жизнь сейчас суетная, не знаешь, что будет завтра. Родителям трудно выкроить минутку для детей. А в нашу школу отдавать детей не страшно. Потому что мы не сможем их неправильно воспитывать. Я лично не смогу.

– Когда вы смотрите на ребенка, которого привели в Family Club, в какую секунду понимаете: да, в нем есть пластилин, из которого можно лепить?

– Мне за пять минут все ясно. У меня свои фишечки, и как я это делаю, как я вижу, я рассказывать не имею права. Кстати, если мы поймем, что у нас в школе появился очень одаренный ребенок, то под него откроем маленький продюсерский центр, чтобы таким малышом занимались персонально, вкладывали дополнительные силы. Пока таких нет, но у наших детей точно есть глаза, взгляд и желание учиться.

Вообще у нас три группы. Стартуем с «нулевой». Кстати, ее воспитанники могут даже не иметь слуха. Тех, у кого получается, переводим в следующую группу. Там занимаются дети со способностями, которые необходимо развивать. Которые должны обучаться не только технике вокала: джазового, попсового, рокового. Они изучают историю музыки и даже историю шоу-бизнеса. Много еще чего. И вот мы вернулись к третьей группе – в ней будут заниматься очень одаренные дети.

– Наверняка многие испытывают волнение рядом с вами…

– Я умею сделать так, чтобы волновались рядом со мной, и умею сделать так, чтобы не волновались. Просто нажимается другая кнопка – двадцать один – вот и все. А у меня их всего 25. По своей второй профессии и вообще от природы я психолог. Мне важно ребенка расковать. Научить общаться с ровесниками и не ровесниками. Все это входит в программу образования… Слушай, ну я не могу – я чувствую, что раскрываю наши секреты… Я всегда знала, что просто сказать: «Ты станешь звездой, иди и пой!» – недостаточно. Даже если ты замечательный исполнитель, ты еще не звезда. Звезда – это большой труд, умение вынести популярность, не сломаться, умение уважать себя и зрителей. И многомного прочих умений. Предположим, появляется у нас потрясающая девочка-певица. Я задаю такой вопрос: «Ты хочешь быть солисткой или работать на подпевках?» – «Солисткой», – отвечает. А я ей: «Петь на радио или выйти на сцену и чтобы по телевизору показывали?» – «Ну, я и на сцене, и на телевидении хочу!» – «Тогда давай работать с взглядом. Потому что когда певицу просто слышишь, но не видишь – это одно. А когда ты выходишь на сцену – это совсем другое…» Целая наука – раскрывать детей, и мне эта наука безумно нравится.

Недавно в замке Пугачевой и Галкина в деревне Грязь прошел отчетный концерт школы. Для выступлений отвели студию со сценой на нижнем этаже. Финальный номер концерта – «Песенка про музыку», на саксофоне – Диана Гривиннова
Недавно в замке Пугачевой и Галкина в деревне Грязь прошел отчетный концерт школы. Для выступлений отвели студию со сценой на нижнем этаже. Финальный номер концерта – «Песенка про музыку», на саксофоне – Диана Гривиннова // Фото: Family Club
Дебют самых маленьких учеников Аллы Борисовны. На переднем плане Стефания и Сабина
Дебют самых маленьких учеников Аллы Борисовны. На переднем плане Стефания и Сабина // Фото: Family Club
«Я всегда была рядом с Никитой, и он даже не замечал, как я его учила» (с Никитой Пресняковым и Матвеем Аничкиным)
«Я всегда была рядом с Никитой, и он даже не замечал, как я его учила» (с Никитой Пресняковым и Матвеем Аничкиным) // Фото: Дмитрий Дроздов

Боль была страшнейшая

– Какие у вас были эмоции, когда на «Новой волне» в Юрмале все пели ваши песни, был такой теплый вечер?

– Ты сейчас что хочешь, чтоб я ответила? Что мне понравилось?

– Ну… Может, хотелось кому-то подобрать иную песню?

– Как раз выбор песен мне понравился. Все исполняли именно те произведения, которые сумели сделать по-своему. А когда я вышла на сцену, было ощущение, что это возвращение блудной дочери. Все такие радостные в зале, я даже не то что растерялась, меня это переполнило. Подумала: надо бы эмоции убрать, чтобы вообще начать петь.

– А Стас Костюшкин, который практически упал на вас?

– Ну, слушай, с кем из артистов такого не случалось? Разве я могу его в чем-то осудить. Ну, перестарался парень, он же не знал, что этот столик держится на соплях. Конечно, была боль страшнейшая. Но мы же актеры, я как могла из последних сил улыбалась, мол, все хорошо. Это тоже один из уроков: как себя вести. На сцене ведь много чего может приключиться. И научить детей видеть на шаг вперед – очень важно.

– А если говорить про учителей в вашей жизни, то какие фамилии вы бы назвали?

– В музыкальной школе это преподаватель игры на фортепиано Роза Иосифовна Рюмина. Да и в общеобразовательной были замечательные учителя. И в школу мы ходили с удовольствием. Там были кружки – театральный, музыкальный, – и все хорошие. Помню, какие творческие вечера мы проводили! Обычная школа на Воронцовской, вроде ничего особенного, не элитная какая-нибудь. Что все-таки значит команда учителей! Они сумели сделать так, что я вспоминаю годы учебы как что-то очень светлое. Кстати, не одна я, в моей школе училась Кира Прошутинская.

– Почему я задал этот вопрос, в программе «Сегодня вечером» с вашим участием мы показывали видео – вы в гостях у Клавдии Шульженко. Я полагаю, когда для тебя существуют авторитеты, прикоснуться к ним, узнать их секреты, особенно важно.

– Ну, эти люди секретов тоже не раскрывали. Они своим примером показывали, как надо относиться к работе и к жизни. Среди них я могу назвать и Шульженко, и Муслима Магомаева. Из их уроков, из опыта моей жизни я, собственно, и вывела интересную систему, как с детьми обращаться, как их обучать.

– Ну мне кажется, яркий пример вашего патронажа – Никита Пресняков.

– Тут немножко другое. Еще один из секретов обучения – выработать умение самостоятельно мыслить. Этому я научила дочь, старшего внука. Может, еще других внуков и детей научу. Это всегда пригодится, ведь я не нянька любому талантливому ребенку. Я просто должна рассказать ему про этот мир, подсказать законы и вместе выработать умение себя поставить в этой жизни. А дальше каждый плывет самостоятельно, своими ногами приходит к тому, чего он действительно хочет. Поэтому если ты думаешь, что я Никиту долго обучала, ошибаешься. Я была рядом. Наблюдала. И он даже не замечал, как я его учила. Примером. Умением посоветовать так, чтобы он даже не понял, что это совет, а на следующий день подумал, что он сам так решил. Это очень тонкая работа. Штучная. Так же было и с Кристиной.

– Клава пойдет в вашу школу?

– Клава у нас все больше в разъездах. И потом она чаще в Америке живет, да и здесь уже начала ходить в какую-то школу, зачем ее срывать. Хотя она приходит к нам часто и с удовольствием.

– Не могу не спросить про последние события в жизни Никиты. Все ждали их с Аидой свадьбу, но в начале года они расстались, и Никита встретил Алену, выкладывал в «Инстаграм» фото с их совместного отдыха в Болгарии в июле...

– Это вы, журналисты, ждали свадьбы. А мы, его семья, ничего не ждали. Они, как сейчас модно говорить, строили отношения, но не сумели построить. Никита и Аида остались друзьями. Я считаю, это главное достижение в их жизни, понимаешь. Ну молодые же... Я не лезу в это.

– Тогда расскажите, как проходит процесс воспитания Лизы и Гарри?

– Слушай, им в сентябре, 18-го, будет только годик. Уж не знаю, воспитание это или нет, но мы приглядываемся друг к другу и стараемся уже сейчас уважать друг друга. Не орать, не ругаться. А если создается какое-то непонимание с дочерью или сыном, решать все мирным путем. Видишь, как я серьезно говорю об этих малышах. И они это понимают. У нас папа добрый, а мама строгая. А они ох какие у нас! Все чувствуют. Прежде всего то, что к ним внимательны. Но дети должны понять, что так же внимательно они должны относиться и к другим.

– Какая музыка присутствует в их жизни?

– Мы смотрим, на что дети реагируют. Вот Лиза наша с самого рождения на классической музыке растет. И вдруг пришел момент, мы заметили, под грустную она может заплакать. Дочь нам показала: родители, хватит мне эту занудную музыку ставить, хватит меня успокаивать, мне уже грустно. Мы поняли и теперь заводим Лизе мелодии пободрее. У Максима недавно родилась идея: поставил по всему дому диски с детскими песнями. В ход идет все – и советские, и новые. От «Чунга-Чанги» я уже обалдела. И тут вдруг как-то зазвучало «Дважды два четыре». Максим говорит: «О! Классная песня!» А я в ответ: «Ну да, я же ее пою». – «Не может быть!» – И Максим давай на весь дом кричать: «Это мама поет». Но детям ведь еще по фигу.

Я сумею найти силы

– Как изменился рацион вашей семьи в связи с санкциями?

– Андрюша, я давно живу. Я помню времена, когда не было хлеба – при Хрущеве. Помню, как выдавали талоны, я тогда еще спела «Ням-ням-ням, зато мы похудам». Ближним кругом мы недавно обсуждали возможность купить кур, корову, козу, разбить огород, парник. Почему нет? Будем свое, домашнее, выращивать. Просто хотелось бы, чтоб такие вопросы в жизни не вставали, а межгосударственная дипломатия была на такой высоте, чтоб любые проблемы решились поскорее. Я думаю, мы все выдержим. Лучше, конечно, жить, а не выживать, но я надеюсь на фарт России. И, безусловно, нужно молиться, чтобы в новый год войти с миром.

– Вы стольким людям помогаете…

– Я?!

– Да, я знаю, что вы не любите об этом говорить. А вот если вам потребуется помощь, как вы думаете, сколько телефонов есть в вашей записной книжке, к кому можно обратиться, и они помогут?

– Кому я должна звонить? Да никому я звонить не буду. Сумею найти силы и выкарабкаться из любой ситуации. А если действительно по правде жизни говорить – я позвоню друзьям. Есть два-три человека, которых я могу набрать, и они всегда придут на помощь… Нет, ты знаешь, Андрей, все-таки вряд ли я буду звонить. Обычно мне звонят: «Помоги-и-и-и!»

– Вы говорили, что хотели бы написать книгу.

– Да, но я всегда добавляю, что никогда не напишу! Потому что про меня уже столько напридумано более интересного, чем моя реальная жизнь, что смешно писать свою версию. Пусть я останусь такой, какой каждый меня видит.

С продюсером центра Матвеем Аничкиным во время совместного мастер-класса по теории музыки
С продюсером центра Матвеем Аничкиным во время совместного мастер-класса по теории музыки // Фото: Family Club
Внучка Клавдия часто бывает на уроках и концертах Family Club, хотя и записана в другую школу
Внучка Клавдия часто бывает на уроках и концертах Family Club, хотя и записана в другую школу // Фото: Family Club
Ученицы танцуют «Щелкунчика» Чайковского
Ученицы танцуют «Щелкунчика» Чайковского // Фото: Family Club
Ирсон – частая гостья в доме Пугачевой
Ирсон – частая гостья в доме Пугачевой // Фото: Starface

Ирсон Кудикова: «Советовать Пугачевой – все равно что учить хирурга оперировать»

Певица и продюсер рассказала «СтарХиту», каково вести бизнес с Примадонной.

? Алла Борисовна была моим педагогом и наставником в проекте «Фабрика звезд-5». Она поддерживала мои начинания и после шоу, вплоть до того, что помогала записывать песни, снимать клипы. Можно сказать, продюсировала на определенном этапе. С предложением открыть Family Club я пришла к Алле Борисовне, как говорится, в right place and right time. Теперь мы ? партнеры, регулярно встречаемся, я бываю у нее в замке. Мы живем этим проектом, с учетом того, что она вникает во все тонкости, у нас много тем для обсуждения. В процессе я перенимаю ее мудрость, жизненный опыт. Для Аллы Борисовны очень важно, чтобы партнер был честным и порядочным. Советовать ей что-то ? это все равно что учить хирурга делать операцию. У нас существует распределение обязанностей. Все, что касается креатива, творчества, художественного руководства, музыкальной стилистики – это Алла Борисовна. Она никогда не занималась прямым бизнесом, у нее всегда были директора и администраторы. Но ее житейская мудрость помогает принимать стратегически правильные решения. А я курирую развитие бизнеса, менеджмента, решаю организационные вопросы. Сейчас я заканчиваю ведущую в нашей стране бизнес-школу – EMBA в Сколкове. Многие бизнес-формулы и схемы, которые я постигаю и пытаюсь применить в бизнесе, носят новаторский характер. Наша задача – раскрыть внутренний потенциал ребенка, здесь главное – понять алгоритм процесса обучения и вычленить действительно необходимые знания. Мой старший сын Андрей, например, тоже занимается в Family Club, он уже обладает джазовым стандартом. Сейчас изучает песню I feel good, у него большой потенциал. Пока у нас есть только два московских филиала, но мы рассматриваем предложения открыть школу и детский сад Аллы Борисовны в регионах по франшизе. Планируем развиваться: улучшаем качество, создаем интерактивные программы, телепроекты, собственный канал на youtube.сom, готовимся к съемкам сериала, ведем переговоры с федеральными каналами. В общем, все только начинается!