Такую лучезарную улыбку редко встретишь на телевидении
Такую лучезарную улыбку редко встретишь на телевидении // Фото: Иван Бурняшев

Если и есть человек, который ассоциируется у меня с абсолютным позитивом, то это Анна Павлова. С ней меня познакомил на Олимпиаде ее коллега по эфиру Дима Борисов, и та радость, которая разливалась по Олимпийской деревне, отражаясь в глазах Ани, только усиливалась.

– Очень хочу, Андрей, отметить годовщину игр, всех собрать. Это было потрясающе! Вряд ли мне еще удастся пережить такой драйв, как в Сочи. Меня иногда ругают за излишнюю эмоциональность в кадре, но там я оторвалась по полной! Несколько недель тогда отработала без выходных, и поверишь – просто летала от счастья. Большое спасибо моему папе, он ученый-физик, доктор наук, но самое полное досье на спортсменов мне помогал собирать именно он, постоянно оставаясь на связи.

– С папой разобрались, а вот твоя мама, известный диктор Елена Коваленко, – украшение ЦТ, и понятно, какая судьба ждала ее старшую дочку.

– Не поверишь, но телевидением я стала заниматься вопреки маме, на конкурс дикторов пришла в ее пиджаке. Мама категорически не хотела, чтобы я работала в ящике, а уж о том, чтобы стать ведущей, речь вообще не шла. Она считала, что эта профессия еще более зависима, чем актерская. Потому что, как у нас говорят, новость живет три дня, и если эфир есть – ты звезда, эфира нет – тебя тоже нет, ты исчезаешь, как произошло с нашим отделом дикторов. Впервые я переступила порог «Останкино» в пять лет – и все… словно Алиса в Зазеркалье, обратного пути не было. При первой же возможности всеми правдами и неправдами стремилась там оказаться. А тогда никаких нянь не было, и мама часто брала меня с собой. Вообще-то сначала я мечтала стать балериной. Родители даже попытались отвести меня в хореографическое училище, но там, взглянув на мое ужасное плоскостопие, сразу сказали: «Да что вы, куда?!»

Но в семь лет я оказалась в Большом детском хоре Всесоюзного радио и Центрального телевидения (БДХ) под управлением Виктора Попова, тогда это был очень известный детский коллектив, и до окончания школы там танцевала. Кстати, впервые я попала на ТВ не в качестве гостя за ручку с мамой, а полноправным участником процесса именно благодаря БДХ, без которого не обходился ни один советский праздник или партийный съезд. В моем домашнем архиве есть видео (нашу танцевальную группу для массовки иногда добавляли к хору), где я, второклассница, с шикарными бантами, старательно открываю рот под песню: «Ленин, партия, комсомол». Это до сих пор страшно веселит моих близких.

– Проходит время, ты сама, без протекции, начинаешь работать в кадре, и получается одновременно две Коваленко: на первой кнопке – Елена Коваленко, а на второй ты – Анна Коваленко.

– Главный режиссер канала и коллеги тогда мне твердили: «Аня, возьми псевдоним, надо, чтобы тебя перестали ассоциировать с мамой».

Выйдя замуж (такая ирония судьбы и маленькая компенсация детской мечты о балете), я стала Анной Павловой, а по второму супругу оказалась и родственницей еще одной легендарной русской балерины – Екатерины Максимовой. Мой муж Андрей – ее племянник (супруг Павловой, Андрей Шторх, – член правления компании «Ренова»). Балетная линия и семантика имени меня не отпускают. В прошлом году, на петербургском фестивале «Белые ночи», я познакомилась со своим давним кумиром – блистательной Майей Плисецкой. Подошла, объяснила, что с трех лет мечтала об ее автографе. Майя Михайловна поинтересовалась, как меня зовут, и когда услышала «Анна Павлова», то всплеснула удивительной красоты руками, как может только она, и сказала: «Конечно, деточка, как же я могу отказать девочке с таким именем?!»

– Но я знаю, что два месяца назад у тебя появился автограф и самой Анны Павловой, иконы мирового балета, которую в XIX веке называли танцующим бриллиантом.

– Мы с мужем Андреем обожаем Францию, а прошедшим ноябрем оказались в Париже с тайным заданием – выкупить для страны архив князя Юсупова. Инициатором выступила компания супруга. Впервые в жизни я окунулась в атмосферу аукциона, там выставлялось невероятное количество лотов. И вот, листая огромный каталог, я вдруг увидела на развороте потрясающее фото Анны Павловой с дарственной подписью Феликсу Юсупову, с которым она очень дружила. Андрей сразу включился и сказал, что это будет его личная история, и на собственные деньги отвоевал лот, сделав мне такой удивительный, романтический подарок. Я вообще очень благодарна мужу. Он потрясающий, открытый миру человек и остается моим лучшим другом. До свадьбы мы семь лет приятельствовали, ходили в кино, играли в «Мафию» (бОльших фанатов просто не сыскать). Представляешь, мы даже в первую брачную ночь играли! Часто, глядя на Андрея, я думаю: мы уже так долго вместе, а ничего в отношениях не изменилось.