Леонид Броневой
Леонид Броневой // Фото: ИТАР-ТАСС

«Программа к юбилею?! Да ни за что!» – резко отреагировал Леонид Броневой. Но когда я предложил посвятить эфир дружбе актера с украинским кардиологом Борисом Тодуровым, спасшим ему жизнь, сразу согласился.

85-летний Броневой (в декабре он отметил юбилей) уже больше года лечится на Украине после инфаркта. Болезнь его настигла во время гастролей в Киеве, после посещения кладбища, где похоронена мама. «Увидел могилу в жутком запустении. Почему женщина, которой мама завещала комнату, клялась, что поставит надгробие, будет ухаживать, так поступила?» Что мне ответить? Леонид Сергеевич и так многие годы страдает, что не смог проводить мать в последний путь.

«Самый страшный грех, который ничем замолить нельзя» – это его слова. Величайший артист спрашивает с себя по гамбургскому счету. «Мудрости во мне немного, часто говорю лишнее. Характер для общения тяжелый. Но и в свой адрес бываю таким резким, что о-го-го!» Признается: если начать жизнь заново, по актерской стезе бы не пошел. Стал бы военным или дипломатом. А потом рассказывает потрясающую историю. Его Мюллер из «Семнадцати мгновений весны», высшая ступень в кинокарьере, мог бы не появиться на экранах. Режиссера Татьяну Лиознову не устраивало слишком доброе лицо Броневого. Но когда она отвезла очередную серию фильма на просмотр к тогдашнему председателю КГБ Юрию Андропову, тот вдруг спросил: «Тихонова знаю, Табакова, а Мюллера кто играет?» И, получив ответ, объяснил растерявшейся Лиозновой, что в детские годы выжил только благодаря семье, которая взяла его к себе, не дав умереть с голоду. Главой того семейства был родной брат отца Леонида Броневого.

«Актер нужен, когда он может что-то создавать, веселить или заставлять плакать. А в таком состоянии кому я интересен?» – терзается сегодня грустными мыслями Леонид Сергеевич. Разумеется, он с удовольствием поправлял бы здоровье и в Москве, но ценник в столичных клиниках заставил содрогнуться. А воткардиохирург с Украины Борис Тодуров принял и лечит народного артиста и лауреата двух государственных премий России бесплатно, заявив: «Вы наше достояние». Помогает Леониду Сергеевичу и родной «Ленком», в котором он трудится уже 25 лет.

Главный режиссер театра Марк Захаров восхищается юмором Броневого. «Помню, он мне рассказывал, как мальчишкой пек хлеб, вынимая его из печи лопатой. Один раз репетиция не заладилась, я был рассержен – и вдруг слышу громкий голос Леонида Сергеевича: «Вот нора есть у барсучка, и туда… представьте себе… В чужой дом! Влезает наглая лисица и портит воздух!»

Три года назад, снявшись в картине «Простые вещи», Леонид Броневой определил для себя, что «принимать старость надо весело, не прося пощады и не унижаясь перед судьбой. А главное – не становиться ханжой. Если я в молодости сильно пил, курил много десятков лет и только после инфаркта бросил, люблю поматериться, зачем изображать святого?»

«Броневой – артист наслаждения, – говорит о коллеге Андрей Мартынов, – он приносит в зал чистую радость, никогда не участвует в закулисных интригах».

Прикасаясь к деревянному крестику, его из Афонского монастыря привез доктор Тодуров, Леонид Сергеевич признается в любви жене Виктории Валентиновне. «Она удивительный человек, все время рядом – и ни одного жалобного слова. Только благодаря ее заботе я еще копчу небо». С дочерью Валентиной (после смерти первой супруги девочка на его попечении с четырех лет) и с внучкой Броневой не общается. Давняя обида на излишнюю меркантильность дочки не затихает. «Знаю, ты, Андрей, всех бросаешься мирить. Но с Валентиной я поддерживать отношения не хочу», – резко обрывает он тему.

В заключение разговора Леонид Сергеевич вспоминает строки Тютчева:

Когда дряхлеющие силыНам начинают изменятьИ мы должны, как старожилы,Пришельцам новым место дать, –Спаси тогда нас, добрый гений,От малодушных укоризн,От клеветы, от озлобленийНа изменяющую жизнь.

А я слушаю актера и думаю, что у личности такой человеческой мощи и таланта достанет мудрости простить. Поправляйтесь, Леонид Сергеевич. Вы нам очень нужны!