Хочу быть ребенком, но именно в Японии!
Хочу быть ребенком, но именно в Японии! // Фото: Личный архив Андрея Малахова

Первым городом моего краткого вояжа стал Нагасаки. Как тепло принимают здесь иностранцев, Марьяне когда-то рассказывал основатель «Кафе Пушкинъ» ресторатор Андрей Деллос, и я лично в этом убедился. К туристам, тем более из России, отношение почти как к членам императорского дома. И даже окруженные самыми страшными персонажами Хеллоуина (начало моего путешествия совпало с этим праздником), мы чувствовали себя спокойно и комфортно.

А вот почему канун Дня всех святых, отмечаемый во многих странах христианского мира, празднуют в Нагасаки, разговор особый. Если не углубляться в историю, к середине ХIХ века Нагасаки оставался единственным международным портом страны, в котором позволялось вести торговлю с Голландской Ост-Индской компанией, доставившей в страну диковинные для японцев картофель и кофе, а голландцы стали первыми европейцами, поселившимися здесь. И, после того как был снят двухсотлетний запрет на христианство, людей, открыто верящих в Христа, стало так много, что появилась даже полноценная городская община.

Вид на «длинный мыс» (а так буквально переводится название города) захватывающий
Вид на «длинный мыс» (а так буквально переводится название города) захватывающий // Фото: Getty Images

Отель, в котором я жил, в миниатюре напоминал Амстердам, поэтому всякие анимационные герои и другие хеллоуинцы смотрелись на мостах и каналах очень органично. Так получилось, что я оказался в Японии, а именно в Нагасаки, как раз в те дни, когда здесь была с визитом Валентина Матвиенко. Восхититься одним из главных местных деликатесов – рыбой фугу, которую готовят повара, имеющие особое разрешение, – в отличие от спикера Совета Федерации мне не удалось.

Кстати, сама Валентина Ивановна оценила блюдо через час после того, как его попробовали сотрудники ФСО, а вот суши из барракуды я отведал. Вкусно – не то слово! Вообще с качественной натуральной пищей в Японии проблем нет. Здесь даже решили вопрос запаха этой переработанной пищи человеком.
Наша дружная команда пополнила ряды хеллоуинцев
Наша дружная команда пополнила ряды хеллоуинцев // Фото: Личный архив Андрея Малахова

Главный хит всех аптек – особые таблетки, принимая которые больше не надо бояться за ароматы ваших испражнений, они всегда будут пахнуть розами. Одно из самых посещаемых мест в Нагасаки, куда, конечно, приехала и Валентина Матвиенко, – Музей атомной бомбы и Парк мира. О трагедии, унесшей тысячи жизней, здесь ни когда не забывают, а историю Садако Сасаки знает каждый. 9 августа 1945-го она находилась в двух километрах от места падения бомбы, сброшенной американским пилотом.

Глотаете таблеточку – и унитаз превращается в розовый сад
Глотаете таблеточку – и унитаз превращается в розовый сад // Фото: Личный архив Андрея Малахова

Взрывной волной девочку выбросило из окна, но она чудом осталась жива. Через девять лет после того дня 11-летней Садако был поставлен страшный диагноз – лейкемия. Борясь со смертью, превозмогая боль, она складывала бумажных журавликов: согласно старинной японской легенде тысяча этих птиц способна осуществить любое желание, принести счастье и долголетие, но девочка успела сделать только 644. С тех пор в центре одного из парков высится памятник с бронзовой фигуркой Садако Сасаки, а со всего мира летят и летят в Нагасаки бумажные журавлики. Крылатую фигурку оставил там и я, разделяя надежду Валентины Матвиенко о снятии японских санкций против России.

Мимо такой красотки пройти невозможно
Мимо такой красотки пройти невозможно // Фото: Личный архив Андрея Малахова
У этой атомной бомбы, испепелившей город, было такое невинное кодовое имя – «Толстяк»
У этой атомной бомбы, испепелившей город, было такое невинное кодовое имя – «Толстяк» // Фото: Личный архив Андрея Малахова