Фотосессии с приемным сыном следовали одна за другой, пока он не пошел в школу...
Фотосессии с приемным сыном следовали одна за другой, пока он не пошел в школу... // Фото: ИТАР-ТАСС/ ООО "Издательский дом Родионова"/Наталья Львова

Коле Ерохину 15. Он награжден дипломом за участие в поэтическом вечере, любит футбол и всегда обвешан детдомовской малышней, которая его боготворит. «Добрый, активный, отзывчивый», – высказываются о нем воспитатели. Коля хочет стать поваром и когда-нибудь открыть свой ресторан, вот только о новой маме он уже не мечтает. «Я давно здесь, а привыкать к новому дому, людям… нет, – уверенно произносит подросток и добавляет: – Хочу до 18 в детском доме побыть, а потом выйти со спокойной душой». Мам у Николая было две. Одна – которая его родила и сдала в детдом, а другая – Евдокия Германова. Когда полуторагодовалый Коля был усыновлен известной актрисой, многие умилялись – очаровательный малыш и счастливая мама рядом. «2-комнатную квартиру получила. И разве можно ей дать сорок один? Просто девочка!» – радовались восхищенные поклонники.

Интервью на телевидении, фотосессии в журналах. Вот четырехлетний Коля помогает своей талантливой и хрупкой маме надеть вечерние туфельки, а тут они щека к щеке. Потом мальчик пошел в школу… «Он стал агрессивным, неуправляемым, неоднократно был пойман на воровстве», – жаловалась Германова, и с диагнозом шизофрения, который актриса огласила публично, Колю отправляют в детскую психиатрическую больницу. «Я там точно год лежал. Не помню, чтоб меня лечили: анализы на кровь, мозг проверяли, – рассказывает он и вдруг спрашивает: – Извините, а вы видите, что я психически ненормальный? Тут же можно сразу понять, что это выдумали. Знаю, у меня нашли эту… гиперактивность, но это же не болезнь».

Николай Ерохин сам попросил меня об интервью
Николай Ерохин сам попросил меня об интервью // Фото: Архивы пресс-служб

Последнюю встречу с приемной мамой Николай запомнил очень хорошо. «Это было зимой. Она навестила меня в больнице и сказала: «Сегодня я пришла к тебе в последний раз, ты больше не поедешь со мной домой...» Ничего не объяснила, оставила гостинцы и ушла. Я заплакал и больше ее не видел. Может быть, она не смогла выдержать трудности или не захотела, потому что, пока я в школу не пошел, ничего этого не было, – делится со мной Коля. – И зачем она пишет такие гадости? Боится правды? Любой человек может набрать в «Яндексе»: «Евдокия Германова». Я тоже когда-то набрал, прочитал, а потом закрыл и больше никогда не смотрел… Кем она меня выставила? Вором, психом, чуть ли не маньяком?»

Евдокия Германова ко мне в студию не пришла, объяснив свой отказ от интервью интересами ребенка. Адвокат актрисы подробно рассказывает историю, как Коля подрался с одноклассником и директор вызывала Германову с просьбой оградить от него других детей. На вопрос, является ли уголовным преступлением, что диагноз мальчика был озвучен публично, служитель Фемиды молчит.

Брат Евдокии Алексей Германов
Брат Евдокии Алексей Германов // Фото: Архивы пресс-служб

Когда Колю вернули в детский дом, первым к нему пришел старший брат Германовой. Несмотря на запреты сестры, Алексей постоянно навещал ребенка, забирал на летние каникулы и даже оформил опекунство. «С ним и сейчас мне весело. Только он уже мало приходит, больной человек, – говорит об Алексее Николай, – но я и не прошу приезжать, по телефону общаюсь. Понимаю, у него работа, свои заботы». Поддерживал мальчика и гражданский муж актрисы Сергей Герман, не сразу узнавший о его существовании.

– А если сейчас, спустя восемь лет, тебе позвонит сама Евдокия?

– Я бы ее простил, но общаться не стал. Да и что я могу спросить: «Зачем ты от меня отказалась?» Ну это же детский вопрос…

К 30 годам Коля хочет создать собственную семью. «Больше ничего не может сделать человека счастливее», – считает он. А еще Николай Ерохин мечтает найти своих родных. «Я больше бы не с мамой хотел встретиться, а с братьями и сестрами. Потому что к маме нет вопросов». Он узнавал: помимо него, в семье Ерохиных родились еще семь детей.