Андрей Малахов
Андрей Малахов // Фото: Архив «СтарХита»

Целью приезда Андрея Бреннера была выставка Айвазовского в Третьяковке. Уже через десять минут разглядывания знаменитых марин, а в экспозиции представлено 33 картины и 9 рисунков живописца, у меня началась фобия от количества людей, разного размера волн, бескрайних морских пейзажей, а когда группа моряков-курсантов, пытавшихся под запреты смотрителей запечатлеться у «Девятого вала», перебросилась на меня, со всех ног кинулись с Андреем в сторону залов искусства XX века. У «Черного квадрата» Малевича не было никого. Великолепные Фальк, Серебрякова, Тышлер – ни одного зрителя. И только у картины Федора Решетникова «Опять двойка» стояли президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин с женой Татьяной. Они, как и мы, укрылись здесь от бури, устроенной поклонниками Айвазовского, и недоумевали, чем же вызвано такое сумасшествие. Сошлись на том, что пиар в наше время – все.

Справедливости ради замечу, что художником Главного морского штаба России, которым Иван Айвазовский был назначен в 1844 году, мир восхищался еще при его жизни. Говорят, мастер романтического пейзажа английский живописец Уильям Тернер буквально застывал перед полотнами русского коллеги.

Картина Решетникова, как всегда, актуальна
Картина Решетникова, как всегда, актуальна