Дмитрий Хворостовский
Дмитрий Хворостовский // Фото: Виктор Ахломов/РИА Новости

Мое знакомство с ним началось десять лет назад. Запуская «СтарХит», я представлял новое издание во многих городах страны, и вот на рейсе Москва – Екатеринбург, куда Дмитрий летел на гастроли, мы и пересеклись. Не рассчитывая, что после концерта знаменитый баритон появится в местном ночном клубе, где проходила презентация журнала, я все же пригласил его. И каково же было мое удивление, когда с ослепительной улыбкой, весь запорошенный снегом (на улице была вьюга) он там появился.

10 лет назад Дмитрий стал одним из наших читателей
10 лет назад Дмитрий стал одним из наших читателей // Фото: Архив «СтарХита»

Потом мы часто встречались в столичном «Балчуг Кемпински». Приезжая в Москву, Дмитрий предпочитал именно этот отель, где я одно время любил завтракать. Разговаривая обо всем на свете, мы обязательно обсуждали свои тренировки в фитнес-клубах, и я всегда отмечал, в какой Дима великолепной спортивной форме. Летом этого года от рака горла скончался наш общий друг – издатель Эндрю Полсон.  Тяжело переживал певец и смерть своего педагога Екатерины Иофель и бессменного директора Елены Недосекиной. Но поверить в то, что через несколько месяцев страшный недуг, с которым тогда сражался Дмитрий, унесет из жизни и его, было невозможно. Столько в нем было энергии и силы. Друг семьи Хворостовского, адвокат Павел Астахов, вспоминал: «Если на записи ему надо было встрепенуться, он просил: «Залезай ко мне на шею» – и так приседал 20 раз подряд. А однажды, в январе, мы переплыли с ним на спор залив. И что дальше сделал Дима? Засмеялся и со словами «Давай еще раз» ринулся в холодную воду». 

Он редко видел своих детей, но был замечательным отцом
Он редко видел своих детей, но был замечательным отцом // Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

Рассказывая о первых выступлениях сына, Людмила Петровна Хворостовская говорила, как они с его отцом Александром Степановичем переживали, что никто не придет. «Но уже на первом концерте люди стояли далеко-далеко от театра и спрашивали лишний билетик». Первого июня – в День защиты детей – певец три года подряд устраивал в Большом театре благотворительные концерты. Журналист Дарья Златопольская вспоминает: «Репертуар там был для взрослой публики, и мой пятилетний сын ерзал и отвлекался. Но стоило появиться Дмитрию, Левушка сразу затих и слушал до конца. Хворостовский был понятен каждому, в любой стране и в любом возрасте».  

«Когда он выходил на сцену, то укрывал любое пространство – от оперного зала до огромных площадей», – едва сдерживая слезы, говорит Дмитрий Маликов.
Певица Динара Алиева была для него лучшей партнершей по сцене
Певица Динара Алиева была для него лучшей партнершей по сцене // Фото: Владимир Вяткин/РИА Новости

У ведущей радиопередач Дианы Берлин в памяти остался такой случай: «Дима шел ко мне на интервью, и какая-то уборщица со шваброй, ведром и тряпками вдруг упала прямо перед лестницей, где милиционер проверял документы. Люди не останавливались, проходили мимо, но не успела я опомниться, как Хворостовский сделал шаг к этой женщине и, водрузив весь ее инвентарь на одну руку, другой приподнял и практически перенес ее через лестницу». На своем последнем концерте в родном Красноярске артист сравнил ошеломительный прием земляков с наградой. Он сказал тогда: «Благодарность за ваши внимание, любовь, уважение всегда со мной. И где бы я ни находился, всегда чувствую, что прежде всего я русский человек». А еще Дмитрий Хворостовский считал свою жизнь счастливой цепью обстоятельств...

Любимую жену Флоранс он на русский манер ласково называл Флошей
Любимую жену Флоранс он на русский манер ласково называл Флошей // Фото: Gettyimages.com
С родителями в красноярской квартире
С родителями в красноярской квартире // Фото: Личный архив