Екатерина Мцитуридзе и Андрей Малахов
Екатерина Мцитуридзе и Андрей Малахов // Фото: Сергей Миланский

А сегодня Екатерина – уже в статусе главы компании РОСКИНО выступает организатором Международного Медиа Форума, который откроется в Санкт-Петербурге 1 октября. Правда, разговор мы начали с другой темы.

– Листала тут недавно «СтарХит», Андрей, а на обложке Данила Козловский.

– Да, он лидировал в нашем списке 25 лучших мужчин страны!

– Вы молодцы, что поддерживаете наших актеров. Мне вдвойне приятно, потому что в прошлом году РОСКИНО выступило партнером актерского кастинга в ирландском городе Килкенни. Мы помогли отправить туда Данилу, Юру Колокольникова, Марию Андрееву и Евгению Брик. Агенты со всего мира проводят кастинг в такой свободной, непринужденной атмосфере. Параллельно идут показы фильмов с участием тех же актеров. По окончании и Колокольников, и Козловский получили массу предложений.

– Девочки-актрисы, значит, не подошли?

– Они показали себя, а Женя Брик даже пробовалась на роль девушки Бонда и целый час общалась лично с Сэмом Мендесом. Даже если сейчас не получится, в будущем он будет иметь в виду ее на другую роль.

– После фильма «Красота поамерикански» имя этого режиссера стало известно всем. А кого из российских создателей кино знают сейчас на Западе?

– Многих знают и уважают как талантливых авторов – Александра Сокурова, Андрея Звягинцева, Андрея Кончаловского, Никиту Михалкова, Кирилла Серебренникова, Федора Бондарчука, сложно всех перечислить. После успеха «Сталинграда» в международном прокате Warner Bros. предложил Федору снять «Одиссею»! Это успех не только Бондарчука, но и всей страны.

Мы в РОСКИНО продвигаем по всему миру наших режиссеров, помогаем продюсерам выстраивать вокруг маркетинг и PR. Но нужна большая поддержка государства. Три года уже пытаемся пробить простую идею дотировать иностранных дистрибьюторов, которые приобрели в прокат российский фильм. Что говорить о международных делах, если даже в России качественное кино не доходит до зрителя. «Фауст» Александра Сокурова получил главный приз в Венеции в 2011-м – «Золотого льва» (мы занимались его международной PR-кампанией), был показан во всем мире – и в кинотеатрах, и по телевидению, а в России прошел незамеченным.

В Штатах, в Европе у каждого фильма серьезная бизнес-схема. Если проект условно стоит 100 тысяч, половина уходит на маркетинг. А у нас частный бизнес в кино приходит редко, в основном продюсеры рассчитывают на государство, чтобы снять такую картину, которая либо будет представлена на международном кинофестивале и, может быть, получит приз или выйдет в ограниченный прокат в России. Правда, бывают исключения. Идеальная маркетинговая стратегия была выстроена вокруг «Легенды №17» и «Сталинграда». Хороший пример этого года – «Вий», он принес создателям $35 миллионов прибыли, продан во многие страны. Одно дело снять кино, а другое – суметь его подать. Это не менее важно.

– В попечительском совете Медиа Форума, который ты открываешь в Санкт-Петербурге, помимо градоначальника Георгия Полтавченко, очень серьезные персонажи – директора Каннского, Берлинского кинорынков, зарубежные медиамагнаты.

– Это так. И это показатель того, что наше кино и наше телевидение достигли определенного уровня, репутация работает на нас. Кстати, помимо показа фильмов, у нас запланированы мастер-классы, скажем, кампус Александра Сокурова в Репине, бизнес-конференции. И главное – в рамках Медиа Форума откроем Международный рынок кино, телевидения и новых медиа, стартапов в Интернете. Следуя новейшему тренду, мы не отделяем кино от телевидения и поднимаем ТВ до уровня премьер с красной ковровой дорожкой. Будут и российские, и американские сериалы.

– Являясь киноэкспертом «Первого канала», ты часто берешь интервью у звезд первой величины. Правда, что обладатель «Золотой пальмовой ветви» Дэвид Линч довел тебя до слез?

– Правда, а еще я разрыдалась при разговоре с Педро Альмодоваром. Понимаешь, Андрей, когда у меня заканчивается интервью с людьми такой космической мощи, мне кажется, что и жизнь закончилась, а я не успела спросить о главном, о судьбоносном, хотя могла бы! Альмодовар заявил, что я настоящая его героиня, эмоциональная, приобнял меня и сказал: «Перестань рыдать, приезжай в Мадрид, там у меня большой дом, поживешь с нами, познакомлю тебя с друзьями».

– Катя, миллион раз ты общалась с Джорджем Клуни. Твои ставки на его брак?

– Я только «за»! Потому что если он женится, то сможет стать губернатором Калифорнии. Тогда у меня будет, скажем так, не близкий друг, но добрый приятель-губернатор, а дальше и президентство не за горами. Только представь, Андрей, сколько хорошего мы вместе смогли бы сделать: санкции отменим, российско-американская дружба окрепнет, заживем! В конце концов разве не искусство спасет мир?