Этот портрет экс-министра обороны Евгения нарисовала сама
Этот портрет экс-министра обороны Евгения нарисовала сама // Фото: Личный архив Евгении Васильевой

Моя встреча с Евгенией Васильевой произошла еще до Нового года. Потом я уехал на Олимпиаду в полной уверенности, что вскоре с нее снимут все обвинения, и громкое дело о хищении активов Минобороны, по которому Васильеву выставили главной фигуранткой, растает, как последние сугробы под весенним солнцем.

Подарки от следователей

Но День всех влюбленных 35-летняя Евгения Васильева праздновала с новым «презентом» от следственных органов – ее домашний арест был продлен, и, судя по всему, в июне состоится суд. Прошлогодний подарок, который Васильевой преподнесли накануне Женского дня, закрепив на лодыжке электронный браслет, Евгения показывает, грустно усмехаясь:

– Озвучили на всю страну. Мол, вместо цветов к 8 Марта, которые получило большинство россиянок, бывшей главе департамента имущественных отношений повесили браслет. Зачем так унижать человека, женщину?! Разве мужчины так поступают?

Корректность действий представителей власти я обсуждать не хочу и определять степень вины тоже не собираюсь, этим пусть занимается суд. А вот что касается мужских поступков…

Хищница, вертела министром обороны, отхапала кучу золотишка и 13-комнатную квартирку – сразу после скандала в главном военном ведомстве только ленивый журналист не написал подобной статьи.

Та самая квартира

– Ну, Андрей, давайте считать, – Женя открывает дверь той самой квартиры в Молочном переулке. Кабинет c множеством книг, спальня с круглой кроватью, иконы. А здесь тренажеры с утяжелителями и обруч. Гулять подследственную не выпускают, вот она и разработала собственный метод борьбы c гиподинамией. В общем, вместо 13 комнат – четыре в центре столицы, а жилая площадь – 118 кв м.

– С покупкой мне папа помог. Я раньше, когда в Москву приехала, квартиру снимала, но в один прекрасный момент меня ограбили, и он сказал: все, хватит, надо тебе иметь собственное жилье.

Отец Жени – мультимиллионер Николай Анатольевич Васильев, кандидат технических наук, известный питерский предприниматель. («Не разбираюсь в интригах, – позже признается он, – но моя дочь стала удобной мишенью, пешкой в чужой игре».)

Благодаря заботам родителей у единственного ребенка в семье было безоблачное и беззаботное детство. Продукты покупались в «Стокманне», за границей девочку cопровождал личный гид, а когда Евгения поступила на юрфак Петербургского университета, папа вручил ей ключи от нового «Мерседеса».

– Приезжая на лекции, я старалась его за углом ставить, не хотела ненужного внимания и больше смущалась даже не однокурсников, а преподавателей. Такую машину и сейчас немногие могут себе позволить, а уж в те времена…

Фарфор и картины бабушки

Разглядывая пустые стены, спрашиваю Евгению о судьбе картин, которые у нее конфисковали. «Никаких шедевров мировой живописи, похищенных у военных, как мне вменяют, там не было. В основном висела коллекция, собранная еще бабулей, эти картины я с детства помню». Она достает из серванта фигурку балерины и объясняет, что бабушка также коллекционировала и различный фарфор. Например, тарелки со знаменитыми синими мечами и другие образцы Мейсенской фабрики перешли к ней от ее папы, а уже потом достались внучке.

- Можно я загляну в холодильник? – спрашиваю Женю. Она с готовностью распахивает дверцу: овощи, зелень, фрукты, баночка с вареньем.

– Сейчас пост, cтараюсь соблюдать. Только без свежего воздуха тяжело, ужасно на улицу хочется.

Я узнаю, что по телевизору Евгения любит смотреть новости и исторические сериалы, а ее настольная книга «Оседлать Пегаса».

– А стихи вы сейчас пишете? И вообще, каким образом сборник, который вы дарили лишь близким друзьям, попал в Интернет?

– Наверное, забрали у кого-то из знакомых и опубликовали. Между прочим, книжку эту я в 2009 году выпустила, с министром обороны тогда даже не была знакома. (Кстати, по одной версии, Сердюкову ее порекомендовал Владимир Ресин, советником которого она работала.)