Этот портрет экс-министра обороны Евгения нарисовала сама
Этот портрет экс-министра обороны Евгения нарисовала сама // Фото: Личный архив Евгении Васильевой

Моя встреча с Евгенией Васильевой произошла еще до Нового года. Потом я уехал на Олимпиаду в полной уверенности, что вскоре с нее снимут все обвинения, и громкое дело о хищении активов Минобороны, по которому Васильеву выставили главной фигуранткой, растает, как последние сугробы под весенним солнцем.

Подарки от следователей

Но День всех влюбленных 35-летняя Евгения Васильева праздновала с новым «презентом» от следственных органов – ее домашний арест был продлен, и, судя по всему, в июне состоится суд. Прошлогодний подарок, который Васильевой преподнесли накануне Женского дня, закрепив на лодыжке электронный браслет, Евгения показывает, грустно усмехаясь:

– Озвучили на всю страну. Мол, вместо цветов к 8 Марта, которые получило большинство россиянок, бывшей главе департамента имущественных отношений повесили браслет. Зачем так унижать человека, женщину?! Разве мужчины так поступают?

Корректность действий представителей власти я обсуждать не хочу и определять степень вины тоже не собираюсь, этим пусть занимается суд. А вот что касается мужских поступков…

Хищница, вертела министром обороны, отхапала кучу золотишка и 13-комнатную квартирку – сразу после скандала в главном военном ведомстве только ленивый журналист не написал подобной статьи.

Та самая квартира

– Ну, Андрей, давайте считать, – Женя открывает дверь той самой квартиры в Молочном переулке. Кабинет c множеством книг, спальня с круглой кроватью, иконы. А здесь тренажеры с утяжелителями и обруч. Гулять подследственную не выпускают, вот она и разработала собственный метод борьбы c гиподинамией. В общем, вместо 13 комнат – четыре в центре столицы, а жилая площадь – 118 кв м.

– С покупкой мне папа помог. Я раньше, когда в Москву приехала, квартиру снимала, но в один прекрасный момент меня ограбили, и он сказал: все, хватит, надо тебе иметь собственное жилье.

Отец Жени – мультимиллионер Николай Анатольевич Васильев, кандидат технических наук, известный питерский предприниматель. («Не разбираюсь в интригах, – позже признается он, – но моя дочь стала удобной мишенью, пешкой в чужой игре».)

Благодаря заботам родителей у единственного ребенка в семье было безоблачное и беззаботное детство. Продукты покупались в «Стокманне», за границей девочку cопровождал личный гид, а когда Евгения поступила на юрфак Петербургского университета, папа вручил ей ключи от нового «Мерседеса».

– Приезжая на лекции, я старалась его за углом ставить, не хотела ненужного внимания и больше смущалась даже не однокурсников, а преподавателей. Такую машину и сейчас немногие могут себе позволить, а уж в те времена…

Фарфор и картины бабушки

Разглядывая пустые стены, спрашиваю Евгению о судьбе картин, которые у нее конфисковали. «Никаких шедевров мировой живописи, похищенных у военных, как мне вменяют, там не было. В основном висела коллекция, собранная еще бабулей, эти картины я с детства помню». Она достает из серванта фигурку балерины и объясняет, что бабушка также коллекционировала и различный фарфор. Например, тарелки со знаменитыми синими мечами и другие образцы Мейсенской фабрики перешли к ней от ее папы, а уже потом достались внучке.

- Можно я загляну в холодильник? – спрашиваю Женю. Она с готовностью распахивает дверцу: овощи, зелень, фрукты, баночка с вареньем.

– Сейчас пост, cтараюсь соблюдать. Только без свежего воздуха тяжело, ужасно на улицу хочется.

Я узнаю, что по телевизору Евгения любит смотреть новости и исторические сериалы, а ее настольная книга «Оседлать Пегаса».

– А стихи вы сейчас пишете? И вообще, каким образом сборник, который вы дарили лишь близким друзьям, попал в Интернет?

– Наверное, забрали у кого-то из знакомых и опубликовали. Между прочим, книжку эту я в 2009 году выпустила, с министром обороны тогда даже не была знакома. (Кстати, по одной версии, Сердюкову ее порекомендовал Владимир Ресин, советником которого она работала.)

Женя рассказывает, что не выбирала ногу, на которую наденут браслет. Сотрудник ФСИН сделал это сам
Женя рассказывает, что не выбирала ногу, на которую наденут браслет. Сотрудник ФСИН сделал это сам
Маленькая Женя с папой и мамой
Маленькая Женя с папой и мамой

Мохнатая рука и черный пиар

– То есть строчки «пахнут ванилью глаза твои, волосы льются ромашками, руки твои мохнатые греют меня завидуя…» вы раньше придумали?

– Это стихотворение «Родина», я сочинила его еще подростком. Видите, здесь даже название написано. А почему из него вырвали лишь первое четверостишие, выкинув остальное, не понимаю. Стихи по-разному к тебе приходят, некоторые я целый год переписываю, чтобы получилось. А вот мои новые, в частности, «Клевета», очень актуальны в нашем сегодняшнем разговоре. Я сейчас листаю учебник по рекламным технологиям и про черный пиар уже многое поняла.

«Стучит в висках моих боль,
Я знаю, все сбылось,
Как жаль и как печально,
Что весь остаток жизни не с
тобой,
Что все, окончен вечер наш
прощальный,
И боле нет лица передо
мной,
Стоп. Все, что
восхитительно,
торжественно,
печально,
Стучит в моих висках
боль.
Я знаю, все сбылось,
Как жаль и как
печально»,

– читаю я вслух и думаю о том, что эта красивая молодая женщина испытала настоящее чувство, и представляю, какую бурю вызвало ее появление cреди военных функционеров.  Яркая внешность, безупречный английский, наряды только от-кутюр. (Теперь вся страна знает, что она любила заходить в бутик Chanel.) Евгения показала людям в форме новый мир, открыла совсем другую жизнь, где есть поэзия, живопись, путешествия. А они… Они после ухода Васильевой набрали в штат других молодых и красивых. Ушлые авторы по этому поводу даже роман успели выпустить – «Сердюков и женский батальон» называется.

Министр в халате

Говорят, в то утро, когда к ней постучали с обыском, дверь открыл сам министр обороны в домашнем халате и тапочках. «Поднялся к соседке за хлебом», – так он объяснил свое присутствие. (По слухам, именно эти тапочки Евгения предложила Ксении Собчак, когда та пришла брать интервью.)

– Нет, – твердо произносит Женя, – все ложь и выдумки. В тот момент меня и дома-то не было, охрана позвонила, и, чтобы дверь не выломали, пришлось подъехать. И точно так же служба секьюрити набрала министра обороны, он тоже подъехал, хотя на самом деле все понимали, что такой поступок с его стороны вызовет абсолютный негатив… вплоть до отставки. Но тем не менее он решился на этот шаг.

– Женя, а когда те, кто пытался ворваться в квартиру, увидели министра, это их испугало или нет?

– Конечно, – так же твердо отвечает она, – они его не ожидали увидеть. Он зашел ко мне, но на время обыска не остался, уехал, видимо... Тут она замолкает и через несколько секунд заканчивает фразу: «Видимо, надо было решать важные рабочие вопросы».

Конечно, она верила, он обязательно вернется, и кошмар закончится. Но он после развала собственного уголовного дела вернулся к жене, охране и мигалкам. Евгения, встречая меня, вертела на безымянном пальце правой руки тонкое золотое кольцо. «Забыла, что сейчас ношу на левой», – объяснила она.