Закулисье «Евровидения», или Помогут ли Алексею Воробьеву шведские фанаты?

За десять часов, которые я в общей сложности провел на предфинальных этапах «Евровидения-2011», удалось выяснить следующее. По сравнению с немецкими коллегами зубры нашего шоу-бизнеса – дети. Потому что права на трансляцию конкурса в Дюссельдорфе, изготовление профайлов участников и многое другое – прерогатива только одного человека – продюсера Штефана Раба. Он, кстати, выступил еще и в роли ведущего, появившись на сцене вместе с двумя очаровательными сотрудницами своей компании – новостной журналисткой Джудит Рейкер и комедийной актрисой Анке Энгельке. Блондинкой и шатенкой соответственно. Сам Штефан, который заодно и артист, и музыкант, и телеведущий, – фигура у себя на родине одиозная. Его конек – шутки ниже пояса, причем даже канцлер страны Ангела Меркель от них не застрахована. Свою крутость Штефан Раб также демонстрирует в собственных спортивных телешоу, выходя на ринг против чемпионки мира по боксу Регины Хальмих и пачками отправляя в нокаут обычных зрителей программы. (Поединок с Региной закончился для Раба сломанным носом.)

Впрочем, на первом полуфинале «Евровидения» всесильный Штефан прокололся. Чтобы на десять минут вдруг пропал звук, такого не было за всю многолетнюю историю трансляции! Когда микрофоны комментаторов разных стран все-таки заработали, из украинского отсека послышалось: «Да зае...ли бл...дь!», а из российского: «Костя, Костя, все в порядке». Первая фраза принадлежала телеведущему Тимуру Мирошниченко, а вторая – директору музыкального вещания «Первого канала» Юрию Аксюте.

Теперь о том, как в Дюссельдорфе развлекаются. Например, на вечеринке, устроенной хозяевами конкурса, явно царила дискриминация. Туда пригласили лишь те делегации, которые в прошлом году поставили Германии высшую оценку – 12 баллов. Я проник только потому, что у главы немецкой команды жена оказалась русской и вдобавок фанаткой программы «Пусть говорят» (презентованная ему литровая бутылка водки в расчет не бралась). Зато остальные привезенные из дома бутылки помогли мне познакомиться с фаворитами конкурса – французом Амори Вассили и поющими близнецами из Ирландии Джоном и Эдвардом Граймсами, они же дуэт Jedward.

На русский прием в Euroclub патронесса Алексея Воробьева Катерина Гечмен-Вальдек позвала всех – от принцессы Лихтенштейна до монакских князей. Самыми веселыми гостями оказались футболист Дмитрий Булыкин и общественный деятель Алексей Митрофанов. (По слухам, он не только родственник иллюзиониста, задействованного в номере певицы Дарии Кинцер, но и привез на свои деньги всю хорватскую команду.) Даже шведский участник Эрик Сааде на нашей вечеринке под блины со сметаной оттаял. Хотя тот факт, что в группу поддержки Алексея Воробьева внезапно переметнулись самые активные фанаты Эрика, явно отравляет последнему жизнь. Под занавес с букетом красных цветов вплыла Анастасия Волочкова (у балерины большой тур по Германии). Судя по той страсти, с которой Настя поздравляла с выходом в финал Алексея Воробьева, «доброжелатели» сделали вывод о зарождающемся романе. Другой темой разговоров стало выступление группы Sigurjon’s Friends. История попадания на «Евровидение» этих шестерых исландских музыкантов вообще очаровала всех. Ведь они назвали свой секстет «Друзья Сигурьона» – в честь умершего от сердечного приступа певца Сигурьона Бринка, который и должен был поехать в Дюссельдорф. Жена Бринка выступила продюсером коллектива, а исполнят они в финале именно ту композицию, которую готовил для «Евровидения» их скончавшийся друг.

Источник фото: архивы пресс-служб.