Замок Аллы Борисовны и Максима
Замок Аллы Борисовны и Максима // Фото: Cергей Джевахашвили

Алла брала охапку нарциссов или тюльпанов, шла по Тверской (со свитой, разумеется) и вручала особенно хмурым прохожим по яркому цветку. Хотя сегодня Пугачева уличное шествие отменила, но первое воскресенье марта отмечает, как и раньше. Уже в 45-й раз.

Замок подмосковной деревни Грязь - куда я с женой был приглашен Аллой Пугачевой и Максимом Галкиным – предстал во всем блеске. Добрая половина этого блеска шла, конечно, от хозяйки – розовое платье, подчеркивающее удивительно стройную фигуру, дополненное колье с изумрудами и бриллиантами от Graff, очень шло Алле Борисовне. Встречая гостей шампанским и черной икрой, Примадонна так составила меню, что в течение вечера мы могли отведать даже знаменитые «пугачевские» котлеты и селедку ее собственного засола. Поражала и сервировка стола. Фарфоровые тарелки с изображением своего замка Максим Галкин заказывал на знаменитом Мейсенском заводе. Вообще, любая деталь дома, построенного всего полтора года назад, подобрана и размещена настолько удачно, что возникало ощущение – супруги живут здесь лет десять, не меньше.

Максим Галкин показал мне свой ночной клуб
Максим Галкин показал мне свой ночной клуб // Фото: Личный архив Андрея Малахова
Торт для Примадонны с желтыми тюльпанами сорта «Голден Ницца» испек кондитер Александр Селезнев
Торт для Примадонны с желтыми тюльпанами сорта «Голден Ницца» испек кондитер Александр Селезнев // Фото: Личный архив Андрея Малахова
Эту тарелку делали на Мейсенском заводе, которому уже 300 лет
Эту тарелку делали на Мейсенском заводе, которому уже 300 лет // Фото: Личный архив Андрея Малахова

После того как гости заняли места за резным длинным столом и три раза произнесли традиционное: «Весну разрешаю!» (этими необычными словами Алла Борисовна всегда открывает праздник), была объявлена тема вечера (каждый год она разная) – «Весенний день, который я не могу забыть». За лучшую историю полагался весомый денежный приз. Первыми взяли слово Александр и Алена Буйновы.

После них к делу приступил мастер речевого жанра Филипп Киркоров.

Страшное утро Аллы

«В одно счастливое семейное утро, – начал Филипп, – я решил порадовать Аллочку сюрпризом. Пока она спала, заехал на ближайший рынок, купил десять тысяч желтых роз и c помощью нашей домработницы Люси превратил кровать любимой в цветущую клумбу. Особенно удачно смотрелись цветы у изголовья спящей Аллочки. Полюбовавшись этой картиной, я тихо закрыл дверь, но не успел сделать несколько шагов, как раздался истошный крик. Оказывается, Алле приснилось, что она умерла. Открыв в ужасе глаза, она собралась с облегчением вздохнуть, но тут увидела горы желтых роз вокруг…»

Грузите икру бочками

Cолист «А-Студио» Байгали Серкебаев вспомнил, как во время гастролей еще с Розой Рымбаевой им по случаю досталась бочка красной икры. Пока колесили по стране, икра испортилась. Знающие люди подсказали: если промыть в молоке, можно вкус вернуть. «И вот представьте, в гостинице, налив ванну молока, мы пытаемся реанимировать продукт. Тут приходит кто-то из наших и говорит: делать, мол, ничего не надо, я только что удачно сбыл первую порцию. Разложив дурно пахнущую икру по разным емкостям, относим ее в гостиничное кафе, где радостная буфетчица моментально отсчитывает нам кругленькую сумму. Дальше мчимся в аэропорт, но из-за нелетной погоды гастрольный график срывается к чертям. Вернувшись в гостиницу, стараемся лишний раз не выходить из номеров, но на третьи сутки буфетчица все-таки останавливает меня на этаже. Дрожащими руками уже собираюсь вернуть ей деньги, но она вдруг произносит: «Икра у вас осталась? Давайте еще, она очень хорошо пошла».