Я прикоснулся к легенде
Я прикоснулся к легенде // Фото: Сергей Миланский

Хотя главный фильм Майи Менглет «Дело было в Пенькове» вышел на наши экраны больше полувека назад, во многих семьях страны актрису воспринимают как хорошо знакомого человека, а песню «Огней так много золотых» затягивают почти на каждом застолье. Житель деревни Кленково, где проходили съемки, Анатолий Зайцев, даже внука назвал в честь героя – тракториста Матвея, которого сыграл Вячеслав Тихонов.

«Три года назад, когда ушел из жизни Слава Тихонов, со мной организовали прямое включение из Мельбурна, – вспоминает Майя Георгиевна, – и в московской студии одна актриса возмущалась, зачем, мол, разговаривать с Менглет, она давно чужая. Но я и тогда говорила, Андрей, и сейчас повторю: «Я – ваша! Ваша!»

Эмигрировав много лет назад в Австралию (сыновья обрели семейное счастье за рубежом и позвали родителей к себе), она и маленький садик вокруг двухэтажного дома в Мельбурне облагородила, как заправская российская дачница (особая гордость – собственноручно выращенный темный виноград), и русский уголок себе устроила (на стеклянной горке с гжелью ни пылинки). «Вот эту матрешку, Андрей, я купила в Курске на премьере фильма «Дело было в Пенькове», и теперь она мой талисман». Спустя восемнадцать часов перелета Майя Георгиевна чуть устало входит в студию, но, когда видит, что все зрители встали, она растроганно прижимает руки к сердцу: «Мои родные, спасибо!»

Я передаю слова моей мамы, что в 60-е девушки страны даже берет старались носить так, как ее «пеньковская» Тоня, актриса улыбается: «А шапочка, которая называлась тогда «менингитка»?!. Потом под всеобщий хохот рассказывает, как однажды вальсировала с Леонидом Брежневым, оттоптавшим ей ноги. «Сама Фурцева выбирала мне наряд для того правительственного концерта, и, хотя после «Пенькова» меня называли русской Софи Лорен, министр культуры потребовала закрыть декольте газовым шарфиком».

– Роман с женатым мужчиной – вечная тема на «женских» форумах, а Нонна Мордюкова вас к тогдашнему своему супругу Тихонову не ревновала?

– Нет, она часто приезжала на съемки, учила Славу: «Ты ж деревенский парень. Подойди к трактору, понюхай. А мне говорила: «Майка! Какая же ты красивая, глаз отдыхает!»

– А сколько было дублей того единственного поцелуя?

– Много, очень много, – улыбается Майя Георгиевна. Ростоцкий (режиссер фильма «Дело было в Пенькове» Станислав Ростоцкий. – Прим. «СтарХита») даже крикнул Тихонову: «Слава, хватит!» А на руки он меня подхватывал, наверное, раз двадцать. Но я же тогда худенькая была. Со Славой мы до его
смерти дружили.

– Многие считали Вячеслава Васильевича закрытым человеком.

– Уж балаболом он не был. Интеллигентный, спокойный. Я и вторую жену его Тамару хорошо знаю, и дочку Анечку.

С мужем, актером Леонидом Сатановским, Майя Менглет скоро отметит бриллиантовую свадьбу. Он рассказывает, что, глядя на спутницу жизни, все еще представляет ее той восторженной девочкой, в огромные глаза которой влюбился шестьдесят лет назад.

– В Австралии, наверное, хорошо сейчас, весна началась?

– Да, весна! Холод собачий, – ежится Майя Георгиевна, – градусов 13 всего.

– Но у нас-то уже снег!

– Я сегодня пришла к папе на Кунцевское, постояла у могилы (отец Майи Менглет – знаменитый советский актер Георгий Менглет) и холода даже не заметила.