В реальной жизни мушкетеры долго не могли выйти из образа
В реальной жизни мушкетеры долго не могли выйти из образа // Фото: Архивы пресс-службы

Фильм этот тоже изрядно потертый, но скрипит он красиво! Когда 35 лет назад начались съемки и четверо актеров запели «Пора-пора-порадуемся...» (музыка Максима Дунаевского и стихи Юрия Ряшенцева, по утверждению критиков, обеспечили фильму половину успеха), никто не предполагал, что в королевских мушкетеров будут играть все дети страны.

Лиза Боярская рассказывает, что ее муж, актер Максим Матвеев, мальчишкой воображал себя Арамисом. Сама Лиза увидела фильм в три года, многого осознать не могла, но понимала: их прогулки с отцом закончились. Куда бы они ни шли, Михаила Боярского сразу окружала толпа, и девочка потерянно бродила среди восторженных фанатов. А самой памятной сценой картины Лиза называет эпизод, когда д’Артаньян узнает о смерти Констанции: «Он несется по полю на коне, волосы развеваются, в глазах – слезы, и звучит потрясающая песня о любви. Пока я росла, всегда переключала в этот момент телевизор, потому что очень жалела папу». ДочериМаргариты Тереховой, актрисе Анне Тереховой, повезло больше. Ее, восьмилетнюю, брали на съемки, после чего Аня навсегда полюбила конный спорт, а глядя, как блистательно играла Миледи ее мама, утвердилась в выборе будущей профессии.

Невероятно, но д’Артаньян – Михаил Боярский, Атос – Вениамин Смехов, Портос – Валентин Смирнитский, Арамис – Игорь Старыгин и после завершения работы над фильмом остались верны мушкетерской дружбе. Даже с непримиримым врагом – капитаном гвардейцев кардинала, актером Владимиром Балоном, поставившим в «Д’Артаньяне…» ряд фехтовальных сцен, – постоянно были на связи. Михаил Боярский вспоминал, что если они не могли встретиться лично, то присутствовали на общих застольях виртуально. «А когда ушли из жизни Игорь Старыгин и Володя Балон, мы словно потеряли часть себя», – говорит Михаил Сергеевич.

На мой вопрос, как восприняли обрушившуюся на них славу близкие, Валентин Смирнитский смеется: «У Миши единственный сохранившийся брак. Он остался верен супруге и живет с Ларисой (актриса Лариса Луппиан) уже почти сорок лет. А у меня и Вениамина семьи распались». Один из создателей картины вспоминает, как на съемках в Подгорецком замке вблизи Львова, где четверку мушкетеров постоянно опекали местные красотки, к нему подошел серьезный мужчина и, глядя на гарцующих Смехова, Старыгина и Смирнитского, произнес: «Они забывают об одном – после войны во Львове осталось много оружия. И если так будет продолжаться, обманутые мужья их просто перестреляют».

Мушкетерская троица: Вениамин Смехов, Михаил Боярский и Валентин Смирнитский у меня в студии
Мушкетерская троица: Вениамин Смехов, Михаил Боярский и Валентин Смирнитский у меня в студии // Фото: Ирина Алексеева

«Знаменитым я себя почувствовал тридцать шесть лет назад, сразу около студийной кассы, – улыбается Вениамин Смехов, – когда получил сумасшедшие деньги за фильм, около четырех тысяч, половину «Жигулей»! Вторую половину мог добавить Валя. Мы вместе сложились и гульнули. На этом, Андрей, наши запои закончились».

«Выкладываете свои истории в Twitter?» – интересуюсь я у Вениамина Борисовича.

«У меня очень активная младшая дочь Алика. Старшая Леночка, жена Галка – все они в Сети. И мне ужасно интересно, как (по моей второй профессии – литературной) в сто сорок единиц уместить всякие чувства. Но в Twitter и прочих местах говорят очень много глупостей. Я привел как-то слова своего учителя Бориса Щукина – о дураках двух сортов: зимних и летних. Зимнего надо еще долго раздевать, чтобы догадаться, а летний – он открыт. Но одна из моих корреспонденток выдала: «Я намека не поняла. Пишите лучше конкретику».

Исполнитель роли герцога Бекингема Алексей Кузнецов рассказывает, как недавно ездил в Одессу, где проходили съемки «Д’Артаньяна и трех мушкетеров». «Меня встречает водитель – старый одесский киношник. И, проезжая по Французскому бульвару, я спрашиваю: «Киностудия-то жива еще?» «Да нет, шо вы, – отвечает, – загибается, но ваши костюмы висят». В своих нашумевших воспоминаниях режиссер фильма Георгий Юнгвальд-Хилькевич откровенно рассказал обо всех исполнителях: «Я знал, что Портоса будет играть Смирнитский… Актерски мне он нравился. Правда, он был худым и высоким, но согласился набрать килограммы. Он должен был реагировать немного неадекватно обстоятельствам: неожиданно захохотать или совсем неуместно вытаращить свои огромные глаза… К чему он относился адекватно — так это к пьянке и еде. Сначала Вале «толщинки» делали, а потом он и сам растолстел».

Не обошел вниманием Хилькевич и страсть Игоря Старыгина к зеленому змию: «У Игоря была одна привычка. После того как выпивал хотя бы двести граммов, он ко всем в кадре обращался – Арамис…»

Но, как справедливо заметил Владимир Балон: «Если бы мы действительно были праведниками, то вряд ли бы сняли такую картину». И мушкетеры сегодня уже не шепчут, а говорят в полный голос: «Merci Beaucoup! Мерси боку!»