Михаил Прохоров
Михаил Прохоров // Фото: ИТАР-ТАСС/ИДР /Корольков Александр

В группе журналов ELLE пополнение! Если вы купите апрельский номер ELLE, то бесплатно получите еще и увесистое приложение ELLE for man. Его шеф-редактор Илья Безуглый даже подбил меня сделать интервью для этого издания, предназначенного для мужчин. Беседовал я с самым завидным… В общем, все девушки страны моментально поняли. Я беседовал с Михаилом Прохоровым!

(В полном тексте интервью «О Высоком» вы узнаете, где прописан олигарх, его отношение к интернет-валюте – биткоинам, зачем России объединять Евросоюз и Японию и почему он не собирается играть в хоккей с Александром Лукашенко. А для «СтарХита» – лирические фрагменты нашей беседы.)

– В Интернете указано, что ваш рост – два ноль три?

– Врут, я на сантиметр выше.

– И еще там пишут, что у вас не то, что компьютера, даже мобильника нет.

– А зачем? Все нужные тексты мне принесут распечатанными, а звонки переведут на стационарный. Без сотового можно легко обходиться, иногда, кстати, это сильно помогает. Во время небезызвестного ареста в Куршевеле, когда полиция обыскивала мой номер, она делала это очень долго. Больше часа. Перерыли все. Я уже не выдержал: «Скажите, что вы ищете? Я вам сам найду и покажу». Они посовещались и спрашивают: «Куда вы дели свой ноутбук и мобильный?» И отчаянно не хотели верить, что у меня нет ни того ни другого. Поэтому очень тяжело выяснить, где я был, с кем разговаривал, какие у меня планы…

– После Куршевеля интерес к вам всколыхнулся огромный, но интервью вы не давали. Прекрасно помню первый фильм о вас, который я увидел. Он шел по CNN, было уже за полночь, но я помню, что стал звонить друзьям: «Смотрите, живой Прохоров!» И в фильме был очень трогательный момент, когда вы приезжаете со съемочной группой в квартиру, в которой выросли. Крохотная кухня, ваша комната тоже маленькая, турник, магнитофон – все осталось, как во времена вашего детства…

– К сожалению, не так, как во времена моего детства. Это был единственный случай за всю жизнь, когда я поссорился… ну, не совсем поссорился, но упрекнул в чем-то свою сестру. Она решила устроить мне сюрприз и, когда я был в отъезде, быстро сделала в квартире, в том числе и в моей комнате, ремонт… Но да, какие-то вещи там все же остались.

– Дайте я угадаю: вы, наверное, и на встречи с одноклассниками ходите?

– Хожу? Да я их организую! Мы после двадцатилетия окончания школы договорились, что обязательно встречаемся каждые пять лет. А я являюсь, так сказать, главным массовиком-затейником. Собираем всех учеников, всех преподавателей наших. Скоро уже… да, пятый раз будем встречаться.

– Знаю, в ваших компаниях существуют социальные и благотворительные фонды. А вы лично кому-то помогаете? Без фондов? Больным детям, старикам, животным?

– Да, бывает, делаю что-то и сам. Но об этом предпочитаю не распространяться.

– Потому что вы скромный?

– Потому что тайная помощь тому, кому она нужна, – это вообще очень верный способ испытать чувство неподдельной радости, которая придает твоему существованию дополнительный смысл. Но как только ты начинаешь пиариться, радость исчезает. Поэтому я хочу оставить это внутри себя, это мое личное, я ни с кем не собираюсь этим делиться.

– Хочу вернуться к теме вашего равнодушия к быту. В одежде это отражается?

– Костюмы я себе шью вот уже двадцать лет по одному лекалу. Обувь у меня сорок восьмого размера – обычно покупаю в магазинах для больших людей в Лондоне и Нью-Йорке.

– Двадцать лет костюм одного размера? Наверное, строго следите за своим питанием.

– Нет, единственное, в чем я себя никак не ограничиваю, – это в еде. Я ем что угодно и когда угодно. Хоть на ночь, хоть утром. Вредно, конечно, но мне все равно.

– Вы не курите?

– За всю жизнь сделал две затяжки. Это было еще в школе. Мне не понравилось. Даже больше скажу – за свои 48 лет я не попробовал ни одного напитка крепче двадцати градусов.

– Ваш сверхактивный график – одна из причин, по которой вы так и не женились?

– Ну, наверное, это тоже взаимосвязано.

– А вы не думали, пока не нашли жену, завести ребенка? С помощью суррогатного материнства, например?

– Я положительно отношусь к суррогатному материнству. Особенно оно важно для людей, которые по разным медицинским причинам сами не могут родить. Но лично я не собираюсь участвовать ни в чем подобном – мне больше нравится дедовский способ. Потому что у ребенка должны быть и папа, и мама. Да, я считаю, что родить ребенка когда-нибудь надо. Я это понимаю. Но я также считаю совершенно неправильным делать это без любви. В общем, пока продолжаю надеяться.