// Фото: Сергей Миланский

Завершение программы. Я вношу пятимесячного рыженького Степашку. Малыш ведет себя безукоризненно и с любопытством рассматривает людей в огромной студии. О чем они только что яростно спорили? Вот сидит его мама Аня. Неужели она до последнего не хотела, чтобы он появился на свет? Или дедушка. Правда?!

Наталья Евдокимова и Анна Фомина
Наталья Евдокимова и Анна Фомина // Фото: Сергей Миланский

Час назад Константин Сергеевич отказывался от единственного внука?! Степан никогда не увидит своего папу. 24-летний Михаил повесился незадолго до рождения сынишки. Согласитесь, шекспировских страстей и так через край. Тем более что многие участники истории – ближайшие родственники знаменитого Михаила Евдокимова.

Прежде чем произносить «моральные уроды, готовые ради пиара на все», представьте ситуацию. Живет себе Константин Сергеевич Евдокимов (у Михаила Евдокимова остались шесть родных братьев и сестер), он очень похож на старшего брата, а голос вообще один в один. Жену Наталью, с которой прожил четверть века, и двоих сыновей Константин Сергеевич оставляет, а сейчас – в гражданском браке с симпатичной Снежаной. И вдруг – горе. Его сына Михаила находит повешенным его сожительница Анна. Спустя полгода Анна отдает Константину Сергеевичу младенца, заявив, что это его внук. Она, мол (на тот момент мать уже троих детей), больна раком и сама ухаживать за новорожденным не может. Полтора месяца дедушка нянчится со Степашкой, Снежана играет для ребенка на электрическом пианино, но мысль, как там Анна, не покидает. Пусть Константин Сергеевич изначально был против встреч сына с этой женщиной, но от рака умерла его мать. Надо как-то помочь, решают они на семейном совете и отправляются в больницу, где лечится Анна. Но выясняется, что в онкологии об Анне Фоминой ничего не слышали!

Константин Евдокимов с гражданской женой Снежаной
Константин Евдокимов с гражданской женой Снежаной // Фото: Сергей Миланский

Если она лгала о таком страшном диагнозе, то наверняка и с внуком его подставили, думает Константин Сергеевич. «Генетическая экспертиза покажет, кто прав», – успокаивает его Снежана.

И вот все действующие лица драмы у меня в студии – ждут оглашения ДНК-теста. Приехал Илья Евдокимов, родной брат умершего Михаила, а Константин Сергеевич рассказывает, что до сих пор не верит в самоубийство сына. Я слышу его слова: «В огороде, на каком-то столбе… следы от удавки…» Бывшая жена Константина Сергеевича Наталья в недоумении: «Я не узнаю тебя, Костя, мне все равно – родной внук, не родной, это единственное, что осталось нам от старшего сына». Анна, посылая новых родственников в известное место, откровенничает, как мечтала об аборте до самого дня рождения Степашки, потому что устала все тянуть на себе. Снежана вспоминает, как была поражена, когда, вручая малыша, Анна сообщила, что трехмесячного ребенка можно кормить супом и мясом – мол, ничего страшного. С криком: «Лживая…!» Анна бросается на Снежану, друг Михаила Евдокимова, юморист
Александр Морозов, женщин разнимает. И даже когда хорошенькая медсестра наконец оглашает результаты (ДНК-тест подтвердил, что мальчик на 99% Евдокимов), страсти не утихают.

Александр Морозов (третий слева) пытался унять страсти
Александр Морозов (третий слева) пытался унять страсти // Фото: Сергей Миланский

Лишь в тот момент, когда в студии появляется Степашка, все замолкают. Лица светлеют. Большеглазый карапуз спокойно сидит у меня на руках, словно чувствуя свою миссию. «Посмотрите, – говорит эксперт программы диктор Анна Николаевна Шатилова, – к нам принесли настоящего ангела. Евдокимовы – дедушки, бабушки, дяди, – вам радоваться надо: еще один член семьи появился! Вас теперь так много. Это же чудо, а вы ругаетесь».