С женой Джоан и сыном Сергеем
С женой Джоан и сыном Сергеем // Фото: Первый канал

В 1985-м на съемках в Югославии Олег Видов бежит из СССР, оказывается в Америке, снимается вместе с Микки Рурком и с Арнольдом Шварценеггером. Там же, за океаном, встречает вторую жену, американскую журналистку Джоан Борстен, и лишь спустя 16 лет узнает, что у него есть внебрачный сын Сергей. К чести Джоан, она сразу принимает младшего Видова в семью и сейчас воспитывает своего 8-летнего внука.

– А как вы познакомились с Олегом?

– Можете не верить, но наш брак предсказал Федерико Феллини. Еще работая в «Лос-Анджелес таймс», я брала интервью у великого режиссера, и он сказал: «Можно посмотреть на твою руку?» Я показала, и Феллини произнес: «Ты выйдешь замуж за человека из странной страны». Потом я долго думала: может, Италия – достаточно странная, Израиль? Каждый раз, приезжая куда-то, задавалась этим вопросом и в результате встретила Олега. Это случилось в 1985 году в Риме. Мой друг, кинокритик, узнал его и закричал: «Смотри! Смотри! Олег Видов!» «Ну и что?! – отреагировала я. – Какой-то советский актер». А он в ответ: «Очнись, дорогая! Это же русский Роберт Редфорд!»

– Мы с Джоан уже 28 лет, – подхватывает Олег. – Первое, что делали вместе, – писали сценарий и страшно грызлись. Очевидно, потратили тогда всю свою ругань и потом уже никогда не ссорились. Сейчас наши отношения можно охарактеризовать тремя словами – любовь, преданность, партнерство. Мы – одна команда. Есть женщины, которые хотят поменять что-то в мужчине, сделать его другим и, как правило, все теряют. Джоан меня никогда не переделывала.

– Говорят, первое время супруга была вашим агентом в Голливуде.

– Я хотела, – отвечает, смеясь, Джоан. – Но в Америке существует одна проблема. Русские не выглядят так, как Олег. С самого начала мне говорили: «Он должен быть большим и злым». Стереотипы времен «холодной войны» очень сильны. Помню, Уолтер Хилл, пытаясь завербовать Олега в «Красную жару», возвращал его целых четыре раза, объясняя, что в камере он смотрится сказочным принцем, а не злодеем.

Вячеслав – старший сын Олега Видова
Вячеслав – старший сын Олега Видова // Фото: Первый канал

– Когда выяснилось, что помимо сына от первого брака (кстати, с Вячеславом актер встретился спустя 25 лет именно на «Пусть говорят») у вас есть и внебрачный ребенок, Джоан повела себя как удивительно мудрая женщина.

– Узнав, что у меня в Одессе растет сын Сергей и ему уже 16 лет, я, конечно, сначала испытал шок. Но лишь стоило Сережке при первой встрече, а дело было в Москве, поинтересоваться, где здесь библиотека, так как ему нужны вот эти книги, понял – никаких тестов ДНК мне не надо. Я в его возрасте пропадал в читальных залах. Через два года сын уже был в Лос-Анджелесе, начал учиться в школе, и Джоан очень хорошо к нему относилась. У нас нет общих детей, и Сережа стал для жены как родной.

– Он жил с нами, – добавляет Джоан, – взрослел на моих глазах, поступил в университет. Я видела, как он женился, стал отцом. Я чувствую ответственность за него и приняла с того самого момента, когда мальчик сказал, что хочет остаться с нами. И когда родная мама Татьяна благодарит меня за внимание и заботу, которую я проявляю к Сереже, не вижу тут ничего особенного, я же его вторая мать.

70-летие актер решил встретить у меня в студии
70-летие актер решил встретить у меня в студии // Фото: Первый канал

– Вопрос к Олегу Борисовичу. Умная, любящая жена, что еще необходимо, чтобы в 70 лет так замечательно выглядеть?

– Верить в себя, объективно воспринимать собственные ошибки, стараться быть добрее. И как человек, до сих пор интересующийся медициной (в 14 лет актер работал санитаром в московской больнице), я нашел свой способ профилактики тяжелых заболеваний. В остром перце содержится капсаицин – горечь, которая разъединяет раковые клетки и не дает им собраться. Поэтому, если дело плохо, берите перчик, чеснок и ешьте вместе с кетчупом. Результат гарантирую.