Илья Фарбер
Илья Фарбер

Замечу сразу, в отличие от Родиона Раскольникова сельский учитель Илья Фарбер никого не убивал. Приехав из Москвы в глухую деревню Мошенка Тверской области, где некоторые восьмиклассники читать умели лишь по слогам, он преподавал музыку, рисование и литературу. Потом возглавил разваливающийся Дом культуры. Год назад затеял там ремонт, но, не сумев договориться с подрядчиками, был обвинен в получении взятки и осужден. Внимание! За слабодоказанные триста тысяч рублей Илье Фарберу присудили 7 лет колонии строгого режима и штраф в три миллиона.

Петр Фарбер (слева) и его сводный брат Роман Валеев никого не боятся и готовы защищать отца
Петр Фарбер (слева) и его сводный брат Роман Валеев никого не боятся и готовы защищать отца // Фото: "Фейсбук" Петра Фарбера

Первоначально вообще давали восемь лет, но неделю назад приговор «смягчили». Приведу лишь несколько примеров соразмерности преступления и наказания. Краснодарский чиновник Дмитрий Пугачев, обокравший страну на 25 миллионов рублей, «заработал» два года… условно. За получение взятки в особо крупном размере московскому управленцу Назипу Абдуллаеву тоже присудили условный срок. Почему в случае с Ильей Фарбером все оказалось иначе, и он уже два года находится в СИЗО?

– В Тверском суде, вынесшем такой жестокий приговор, видимо, закрыли глаза на прецедентное право, – объясняет мне член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Ирина Хакамада. – Судья не имеет права руководствоваться лишь статьей УК, а должен рассматривать все аналогичные случаи. А если он принимает решение субъективно, это может свидетельствовать, что перед нами заказная схема по отмыванию денег. Недаром с ремонтом клуба, в который по неопытности ввязался Фарбер, вышла такая неразбериха, и подрядчик, выложив 2,5 миллиона из своего кармана, собирался восполнить их за счет бюджетных средств. И посмотрите, в каком состоянии, я уж не говорю о затянутых сроках, сдан этот клуб. Потолок уже обваливается, стены без утеплителя. Требуется особая прокурорская проверка таких ремонтников.

Отец и сыновья
Отец и сыновья // Фото: "Фейсбук" Петра Фарбера

Мама Ильи Фарбера, Елена Николаевна, рассказала мне, что месяц спустя после ареста сына местное УФСБ взялось за ее 19-летнего внука: «Прижигали Петру руки сигаретой, у него остался шрам. Били электрошокером». Какое отношение к делу сельского учителя имеют сотрудники службы безопасности, я у нее не спрашиваю. Ходят слухи, что последняя любовь Ильи Фарбера, глава сельской администрации Любовь Валеева, раньше встречалась с сотрудником ФСБ, который решил отомстить сопернику. Между прочим, когда Петр Фарбер, протестуя против несправедливого приговора отцу, вышел на Красную площадь, родной сын Валеевой Роман был рядом с ним. Ученики Ильи Фарбера вспоминают, как на уроке рисования учитель дарил им их портреты (Фарбер получил художественное образование), а на музыке брал в руки гитару и пел свои песни. Приносил в класс необыкновенные книги, которые они читали и разбирали вместе. Даже после того, как их учитель попал в ДТП и повредил позвоночник, он ребят не оставил, а попросил разрешения не стоять во время урока, а лежать на учительском столе. Кстати, уже в СИЗО сыну разрешили передать отцу деревянный щит, на котором он спит. И с белой холщовой рубахой, с характерно отрезанной горловиной, сшитой его учениками, Илья тоже не расстается. На суде в своем последнем слове Илья Фарбер сказал, что нерадивые прокуроры и судьи – это недоученные кем-то дети. А каждый из нас может вспомнить в жизни лишь нескольких педагогов, о которых хочется говорить с придыханием. Невероятно, но в камере, где сидит сельский учитель, никто не курит и не сквернословит. А когда друзья интересуются, как ему это удалось, отвечает: «Я же и тут учительствую. Пусть попробуют».