Анджелина Джоли
Анджелина Джоли // Фото: Allover

Самое знаменитое семейство Голливуда, которое местные остряки прозвали Бранджелиной, переживает сейчас не лучшие дни. Едва фанаты оправились от известия, что Анджелина Джоли удалила себе грудь, как ее муж Брэд Питт признался, что страдает от заболевания мозга, которое не позволяет ему запоминать лица даже хорошо знакомых людей. Что это, пиар-акция, стремление обратить в слезы миллионы зрителей или первый очень смелый и решительный поступок мировых звезд в борьбе с опасным недугом? Как относятся к операции Анджелины знаменитые российские женщины, которых коснулась беда под названием «рак». Представляю на суд читателей их непростые рассказы.

Алла Вербер
Алла Вербер // Фото: Starface

Алла Вербер, предприниматель

Пять лет назад я бы осуждала Анджелину Джоли: зачем молодая, красивая женщина на весь мир... А сегодня понимаю ее поступок. Пережив раннюю смерть матери, она готова от всех своих органов отказаться, лишь бы жить и дать счастье собственным детям. Я всячески оттягивала визит к врачу и год скрывала свой диагноз, не хотела подвести партнеров по бизнесу. Тем более я стремилась остаться в Москве со своей семьей, книгами, собаками. И когда друзья приходили в клинику и видели, как я медленно отдаю орган за органом и тяжело восстанавливаюсь, они говорили: «Алла, у тебя есть все, чтобы лечиться в другом месте». Я поехала в Израиль. Доктор, к которому я пришла, сказала: «Знаете, мне вас так жалко. Такие красивые длинные волосы, вы их потеряете, как только мы начнем делать химиотерапию, поэтому давайте подождем». А я и рада, опять занялась работой. Но задача врача – найти тот момент, когда нужно не ждать, а начинать действовать. Реальную помощь мне оказали только в нью-йоркском госпитале Слоуна–Кеттеринга, причем даже без страховки. Когда я увидела, в каком приподнятом состоянии находятся там онкобольные, шла на химиотерапию, как на праздник.

Дарья Донцова, писатель

Одной раковой клетки хватит, чтобы болезнь появилась снова, и ни один хирург не даст гарантии, что убрал все. У Анджелины Джоли вероятность рака составляла 87%, и ее опасения понятны. Тем более что подобные операции выполняются только при наследственном раке молочной железы. Но в целях профилактики не нужно себе ничего отрезать. У людей случаются инфаркты, заболевания почек, печени – и что теперь, сердце и все остальное удалять?! ...Первая стадия онкологии груди вылечивается в 98 случаях из 100. Меня подняли из очень тяжелой стадии, из которой в общем-то сложно поднимать человека. Я призываю всех не бояться, в целях профилактики обязательно раз в полгода обследоваться. Поверьте, у нас есть замечательные специалисты. А те женщины, кто собирается на такую операцию, как у Джоли, должны понимать: вместе с грудью удаляют яичники. Опухоль обязательно гормонозависима, и у вас начнется ураганный климакс. Никому такого не пожелаю. Боритесь!

Андрей Малахов и Анна Иотко
Андрей Малахов и Анна Иотко // Фото: "ВКонтакте"

Анна Иотко, психолог

Уже 17 лет я борюсь за свою жизнь и уверена: онкология посылается человеку для того, чтобы он изменился. Это на самом деле не ужас, не страх, это очень неприятно, но это... огромный подарок судьбы, потому что вот все мы, кто остался в живых, говорим одно и то же. Если ты изменился внутренне, начал помогать людям, развиваться сам, увидел, какой прекрасный мир вокруг, – ты выживаешь. Если продолжаешь тупо существовать, как раньше, умираешь. Я неделю назад встала после очередного приступа. Ты живешь, планируешь, такой весь очень здоровый, успешный, но вдруг накрывает, ты ложишься, и тебя просто нет неделю. Ничего в этот момент не хочется, становится все равно – лето или зима, красивая ты или нет, прошлое или будущее, находишься словно в капсуле. Потом ты встаешь и понимаешь, что сходить в парк – великая радость, а слышать и видеть свою дочь – нереальное счастье. Мой семейный стаж почти десять лет. Мне нравится эта цифра, потому что муж каждый день приходит и говорит: «Ты сильная, ты справишься… Я с тобой всегда, всегда, всегда». Семья – это моя награда.

Мария Контэ
Мария Контэ // Фото: Starface

Мария Контэ, поэтесса

Я не плачу вообще. Для меня зарыдать – проявление слабости. Но когда узнала, что больна раком… Это очень тяжело. Тебе все время плохо, дискомфортно, постоянный стресс, тошнит. После первой терапии подошла к зеркалу, я весила где-то около 47 кг, без волос… Мне страшно было таять, исчезать по кусочкам. Я сейчас скажу страшную вещь: когда хочешь жить, тебя никто не держит, знаете, иногда говорят: «Я из-за детей, из-за того, сего…» Нет! Ты просто хочешь жить! Причем до этого я мечтала похудеть, нарастить длинные волосы. И вот я стою невероятно стройная с гривой блестящих рыжих волос (нацепила на лысую голову парик) и понимаю: перед тем как загадать что-то, лучше четко сформулировать свое желание, потому что оно может исполниться совсем не так, как вы хотите. ...Мне повезло, что я умею зарабатывать, живу в красивом доме, но ни деньги, ни лодки, ни самолеты счастья не приносят. Мы, когда болеем, все уязвимы и на всех уровнях, будь ты уборщица или мегазвезда – Анджелина Джоли.