Жизнь стала свадебным подарком для Дианы и Михаила
Жизнь стала свадебным подарком для Дианы и Михаила // Фото: Архив «СтарХита»

Из общего имущества у них пока только небольшая деревянная шкатулка – коробочка приколов, как называет ее Диана. Там хранится ручка с логотипом сайта, где они познакомились, фантик от конфеты, которой Михаил угостил Диану в день встречи, веревочка от первого подаренного им букета, скидочная карта супермаркета, в который они стали ходить вместе, и еще два посадочных талона: Диана Трач – место 13A, Михаил Калякин – 13В. Может, для кого-то число и не очень, зато 13-й ряд с аварийными выходами слева и справа был на их ночном рейсе Москва – Сочи самым комфортным.

Заявление в ЗАГС они решили подать 31 августа, а вечером того же последнего дня лета улететь на выходные к Дианиным родственникам – надо же жениху познакомиться с отцом, братом и дедушкой невесты. Быстро доехали до Шереметьево, прошли регистрацию, отправились бродить по магазинам. Время немного не рассчитали, потому что уже на входе в «кишку» их остановили: «Ваша посадка закончилась, багаж уже снят». «Я, конечно, поразилась такой сумасшедшей оперативности, пишу маме: «Представляешь?!На посадке! В 20.26! Опоздали всего на минуту!»

 Возвращаться домой они не стали, нашли в Интернете ночной вылет из Внуково и помчались (благо Диана была за рулем) в другой аэропорт, где получили те посадочные талоны со счастливыми номерами. Диана прячет в коробочку приколов два бумажных прямоугольника, а ее мама Зоя заваривает мне кофе. Разлив ароматный густой напиток, она щелкает зажигалкой, поднося огонь к ободку маленькой чашки. «От сглаза», – глядя на мое изумленное лицо, поясняет она.

Познакомившись, они романтично встречали белые ночи в Петербурге
Познакомившись, они романтично встречали белые ночи в Петербурге // Фото: Личный архив

«Еще бабушки меня учили: пузырьки в кофейной пене – глазки, их надо выжечь». Много лет проработав медсестрой, Зоя привыкла рано вставать и первым делом включать новости.

«Первого сентября в семь утра на канале «Россия» слышу: «Пассажирский «Боинг-737» авиакомпании «ЮТэйр», выполнявший рейс из Москвы, загорелся в аэропорту Сочи...» Какой ужас, думаю. Слава богу, что мои еще в три ночи приземлились. А потом словно ударило в грудь. Бросилась перечитывать Дианкины смс: «Не волнуйся, летим «ЮТэйр» из Внуково в 00.33». Господи, так это же их самолет!»

«Когда зашли в салон, – вспоминает Диана, – пассажиры (на борт было продано 168 билетов) сразу заснули. А я сижу, смотрю в иллюминатор, рядом Мишка посапывает. Уже на подлете к Сочи, прямо на уровне глаз, – ливень, гроза, молния! У меня от страха слезы выступили, начала молиться, а моему жениху хоть бы хны. Пилот объявляет: «Из-за сильного ветра сесть пока не можем. Будем кружить, пока погода не наладится, топлива у нас хватает». И больше никакой информации: мол, спите дальше, дорогие товарищи. Навернули несколько кругов, начинаем спускаться. Я уже огни аэропорта вижу, как вдруг какой- то странный звук, вспышка – и снова набираем высоту, причем так резко, что в кресло вжало. Мишка проснулся, я говорю: «Посмотри, там странное мерцание». 

// Фото: Личный архив

«Он зевает: «Ерунда, это огоньки от полосы». Да какие огоньки! За окном зарево! Я же прямо над двигателем сидела. Тут наш самолет соприкасается с землей, проснувшиеся пассажиры начинают аплодировать, всем кажется – благополучно сели, при этом жуткого хруста никто не слышит (потом выяснилось, что к горящему двигателю добавилась и поломка шасси). А на самом деле, минуя взлетно-посадочную полосу, на брюхе, мы наконец-то тормозим у бетонного склона бурлящей горной реки. Из экипажа в нашем отсеке никого, Миша пытается открыть аварийный выход, но ведь снаружи-то полыхает! Тогда с парнем, сидящим рядом, они распахивают дверь справа. Вонь стоит страшная: мне потом друзья, живущие у аэропорта, рассказывали, что даже у них от нашего сброшенного во время посадки керосина глаза слезились. Но, слава богу, шел дождь, и топливо частично смывалось, иначе бы еще в воздухе взорвались».

Вот так наутро выглядело место катастрофы. Ливень закончился, река обмелела
Вот так наутро выглядело место катастрофы. Ливень закончился, река обмелела // Фото: Личный архив

«Люди кричат, вскакивают (а нас там по центру 50 человек было), и я понимаю, что первой не выйду (один мужик с бородой всех растолкал и буквально ломанулся на крыло), – меня же совесть потом замучает. Из экипажа по-прежнему ни одного человека, а мы с Мишкой стоим и твердим: «Спокойно, выходим по одному!» Дальше Диана и Михаил с толпой пассажиров, не понимая в темноте, что им делать (крики о помощи заглушают потоки дождя), бредут по каменистому руслу поднявшейся из-за ливня горной реки. До службы спасения не дозвониться, и лишь спустя полтора часа (!) их, промокших до нитки, с кровавыми царапинами, серьезными переломами, отыскивает какой-то человек в полицейской форме. Он ведет их обратно к уже потушенному и окруженному командой спасателей «Боингу», где они увидели автобус с членами экипажа. А потом до предела измученные и отчаявшиеся люди под призывы полицейского «Не надо! Может, они под напряжением! Дождемся помощи!» взломали ранее не замеченные в темноте ворота и оказались на территории аэровокзала».

 Когда выйдет этот номер журнала, Диана Трач и Михаил Калякин уже сыграют свадьбу. Мы снимали Диану за примеркой подвенечного платья и клятвенно обещали, что раньше времени жених ее наряд не увидит. А еще (и счастливый Михаил уже в курсе), когда после авиакатастрофы его будущая жена обратилась к врачу, выяснилось, что она ждет ребенка».

Красавица Диана выбрала платья и для регистрации, и для венчания
Красавица Диана выбрала платья и для регистрации, и для венчания // Фото: Личный архив