15 апреля родилась Алла. Фамилию тут называть не надо. Спросите у любого человека на улице. «Конечно, Пугачева!» –последует ответ. Такой популярности нет ни у одного российского артиста.

Затри недели до интервью мы встречаемся с Примадонной и обсуждаем, в какой форме вести разговор в эфире.

– С детства не люблю день рождения, Андрюш. Собирались взрослые, играли в картишки, заставляли нас с братом выступать. А сейчас и подавно. Включаю телевизор, открываю журналы и с ужасом жду, что еще напридумают, скажут. Даже комментарии в документальных фильмах. Если уж вы делаете такое кино, то, пожалуйста, посоветуйтесь со мной. Я точно знаю, что чувствую сегодня.

– Если речь зашла о чувствах, тогда, может, наше интервью назвать «В постели с Примадонной»? – робко предлагаю я.

– Уже было такое с Мадонной, да и что люди подумают! – смеется Пугачева, но идею не отвергает. После чего для меня наступают тяжелые дни. Похоже на подготовку к экзамену. Я вдвое увеличиваю число тренировок в спортзале и даже иду на крайние меры – полностью отказываюсь от мармеладных долек. Алла Борисовна, на то она и Пугачева, о своей спортивной форме не переживает.

– Я могу быть идеальной, только если сильно больна и температура меня сжигает. На фиг это надо: лучше буду здоровенькой и полненькой, такой меня тоже любят.

За неделю до интервью мы обговариваем последние детали. По радио идут новости про Японию. Алла Борисовна вдруг говорит, что очень сочувствует японцам. «Такое ощущение, что грядет конец света...» Разговор возвращается к нашему проекту. Алла Борисовна спрашивает:

– Надеюсь, cоседок по подъезду или одноклассников, которых я буду с трудом вспоминать, ты с собой не приведешь? Вот если бы пришла Аллочка Будницкая…

Я знаю, что с первой красавицей советского экрана ее объединяет не только работа в фильмe «Женщина, которая поет», но и тот факт, что в ресторане «У бабушки», некогда принадлежащем Будницкой, Примадонна отмечала свадьбу с Филиппом Киркоровым.

Телефон Пугачевой непрерывно давал о себе знать. Судя по количеству звонков, моя любимая певица стала играть на бирже, думаю я. «Подожди, Андрей, мне надо послать эсэмэску Максику», – извиняется Пугачева. Через минуту мобильный снова настойчиво верещит, я предлагаю взять трубку, но она отмахивается. «Уже по звонку определяю, кто меня достает. Это из разряда городских сумасшедших». На экране ее дисплея высвечивается номер и крупным шрифтом: «ХУ». Я смеюсь: «А у меня такие абоненты даны в полной расшифровке». Дальше мы обсуждаем, что на интервью не сможет прийти Кристина. Так совпало, что 15 апреля у нее концерт в Кремле, поэтому идет репетиция за репетицией.

– Правда, что в детстве она была влюблена в Игоря Николаева?

– Да, – улыбается Алла Борисовна. – Поэтому я заставила Игоря прийти к нам с дочкой. Кристинка поплакала немножко, но поняла, что он взрослый дядечка и это не ее. Дочь всегда меня поражала. Такая одухотворенная, нигде не мельтешила и с таким вкусом необыкновенным. В кого она пошла? Не знаю. Действительно, баронесса фон Орбах. И результаты – постоянные аншлаги на концертах, она столько лет уже ездит по стране. А фильмы эти – «Любовь-морковь»? Каждый раз беспокоюсь, как, еще одна «морковь»? Но смотрю – и мне нравится. Светлое, чистое, какое-то детско-взрослое кино.

– 15 апреля споете вместе с дочкой?

– Нет, ты же знаешь, я приняла решение и больше не выхожу на сцену.

– А писательством заняться нет желания?

– Плохо себе это представляю. Вот сажусь и начинаю: «Родилась я 15 апреля 1949 года в районе Кочновки, нынешнее метро «Аэропорт». В школе я любила садиться на последнюю парту, а меня, как отличницу, пересаживали на первую…» Так, наверное, надо писать книгу, это ужасно скучно.

– Нет, Алла Борисовна, начинать нужно по-другому. Мне вот только что сообщили, что Ирсон Кудикова родила девочку и назвала ее Аллой.

– Серьезно?!

– Да, в честь вас.

– Ну что ж, меня назвали в честь двух великих актрис – Аллы Тарасовой и Аллы Ларионовой, и ничего, вроде получилась третья. Так что хорошее имя, артисткой будет.

Источник фото: архивы пресс-служб.