Когда-то 52-летний режиссер выиграл забег у молодого профессионального спортсмена. Так они и познакомились.

«Представляешь, взял тут весной «Кубок Дона», – сияя рассказывает мой давний знакомый, личный тренер Никиты Михалкова Юрий Голубев. Для него, многократного обладателя Кубка мира по бодибилдингу, победить в таких соревнованиях, может, заслуга и небольшая, но если учесть, что Юрию 41 год и не выступал он уже пятнадцать лет...

– Я прочитал, что ты еще и мастер спорта по лыжным гонкам.

– Всему, чего добился в спорте, я обязан моему тренеру, Леопольду Георгиевичу Берзину. Он научил меня не только кататься на лыжах, он и воспитал характер.

– А Никита Михалков какое занимает место в твоей жизни?

– Никиту Сергеевича, Андрей, я считаю своим духовным отцом.

– Как вы познакомились?

– Во время съемок «Сибирского цирюльника» Никита зашел в фитнес-клуб, где я занимался с ребятами, нас представили. Потом Никита Сергеевич включил беговую дорожку, и я решил продемонстрировать знания, все-таки факультет физвоспитания в свое время закончил. Говорю: «Вы не так ставите ногу, неправильно отталкиваетесь». Великий режиссер слушает, а потом жестом показывает – становись, мол, на соседнюю дорожку. Я плечи расправил, красиво побежал и остановился, а он: нет, дружочек, давай до конца, бежим вместе 40 минут, а там посмотрим. Я, конечно, усмехнулся, он хоть дядька и спортивный, но все же возраст... А потом чувствую: все, меня ведет, не могу больше, а Никите Сергеевичу хоть бы хны, шпарит, как заведенный. Так я стал учить его силе, а он меня выносливости. Но тело, каким бы совершенным оно ни было, уйдет в землю, а душа вечна. Вот это благодаря Михалкову я очень хорошо понял.

– Он приобщил тебя к вере?

– Хотя я человек крещеный, в церкви бывал крайне редко. Никита Сергеевич стал возить меня по разным монастырям, причем как спарринг-партнера. Просто садились на велосипеды и ехали. А на месте святые отцы столько нам рассказывали, что однажды меня словно пробило. Я стал десятками покупать религиозные книги, без удержу креститься. Михалков в шутку называл меня «Филиппок». Помню, стоит он на Николиной Горе, бреется и смотрит, как я после посещения Покровского монастыря расставляю цветочки, бью поклоны. Он косился на мою суету, косился, потом не выдержал и произнес: «Фарисей, – и через секунду добавил: – Б…дь». Ни на чем не настаивая, Никита объяснял мне, как важно терпение и смирение. Приводил в пример свою маму, Наталью Кончаловскую.

– Говорят, на съемках второй части «Утомленных солнцем» ты был тренером не только Михалкова?

– Да, я занимался и с актерами, и со сценаристом фильма Глебом Анатольевичем Панфиловым. Он в ранней юности был конькобежцем, но потом спорт совсем забросил. Три месяца мы с ним потели, и вдруг раздается звонок: «Здравствуйте, Юрий! Это Инна Михайловна Чурикова. Что вы сделали с моим мужем?!» Я опешил, ничего не понимаю, а она смеется: «Да он стал Рэмбо!» При весе 70 килограммов в шестьдесят восемь лет Панфилов стал выжимать 80-килограммовую штангу, то есть повторил рекорд Московской области. Хорошо помню день окончания съемок. Я сидел совершенно опустошенный, подходит Михалков, трогает за плечо: «Спасибо, Юрок. Без тебя я бы это не смог». Никита – плот, который всегда вывезет.

– На критику в его адрес как реагируешь?

– У Никиты Сергеевича есть любимая казачья поговорка: «Когда собаки лают, ты в седле». Люди иногда не понимают, какого масштаба этот человек. Но он прежде всего человек, может и ошибаться. Поэтому будьте милосердны. Да и режиссеров, получивших премию «Оскар», не говоря уж о всех других его наградах, в нашей стране единицы.

– Знаю, что во второй части «Утомленных солнцем» ты должен был играть одну из главных ролей?

– Там есть персонаж – молодой штрафник Юрка, которого комдив Котов вытаскивает из-под танка. Я влюбился в этого героя, бегал к сценаристам, уговаривал, чтобы его оставили в живых. Придумывал фразы Юрки: «Батя. Родненький». Это же мои слова! Но на роль утвердили Артура Смольянинова.

– Долго переживал?

– Очень. Часто смотрел на Артура и думал: «Ну какой из него Юрка?!» И только на пресс-конференции, посвященной выходу фильма в прокат, когда стал свидетелем, как Артур буквально за две минуты склеил хорошенькую журналистку, сказал: «Да, он настоящий Юрка! Я бы так не смог». Но если серьезно, в России проблема с киногероями. Фактуры нет! Мужики как будто без тестостерона! С кого пацанам брать пример? Еду тут на лыжах-роллерах. Мальчишка с девчонкой лет по десять остановились, рты открыли. «Дядя, вы много занимаетесь?» – «Да, – говорю, – много». – «Жена, наверное, от вас балдеет?!» – «Да нет у меня жены», – отвечаю. «Ну тогда девушка». – «И девушки нет». – «Ничего, – говорят, – обязательно будет, вон вы какой».