Алла Пугачева и Борис Моисеев
Алла Пугачева и Борис Моисеев // Фото: Starface

Алла Пугачева

– Алла для меня – это святое. Потрясающая женщина, суперстар. В 1980 году я работал в Юрмале – в знаменитом ресторане «Кабург», где бывали первые лица государства и звезды. Однажды вечером появилась она – вместе с мужем, Женей Болдиным, и Ильей Резником. Я загорелся: надо сделать, чтобы она меня запомнила! У меня был танец «Синьор Ча-ча-ча», и я исполнил его с огромной розой, зажатой в зубах. На последних аккордах дотанцевал до ее столика – и опустил цветок перед Аллой. Она улыбнулась и сказала: «Ты мне нравишься». А когда увидела всю программу целиком, предложила поработать вместе. Мы обменялись номерами телефонов, Алла сказала: звони! Целый месяц я ее набирал, но Пугачева не отвечала. И вдруг позвонила сама: «Боря, время пришло, бери вещи, девочек (участницы трио «Экспрессия», созданного Моисеевым, – Лари Хитана и Людмила Чеснулявичюте. – Прим. «СтарХита») и приезжай в Москву!» Мы стали работать вместе. Через три года на гастролях в Томске я ее… уронил. Для номера «Скачки» мы придумали поддержку: Алла спиной облокачивается на меня – и я ее ловлю. Номер был отточен до мелочей, но на этот раз я на миг отвлекся. И Алла вместо моих объятий упала на сцену! После номера я пулей бросился в гримерку, схватил вещи и сбежал в гостиницу. Знал: Алла отходчивая, на следующий день простит. Так и вышло, хотя, как мне рассказали, за кулисами она требовала в гневе: «Моисеева ко мне!»… Мы дружим с Аллой до сих пор. Когда я лежал в больнице с инсультом, они с Максимом пришли ко мне в числе первых. Пугачева принесла котлеты с гречневой кашей, сама приготовила. Она знает, что это мое любимое блюдо. Я был тронут до глубины души!

Борис Моисеев и Людмила Зыкина
Борис Моисеев и Людмила Зыкина // Фото: Личный архив

Людмила Зыкина

– Я подружился с Зыкиной в трудный для нее момент. В 1991 году она вместе с другими деятелями культуры подписала «Слово к народу» против Ельцина и Горбачева – и оказалась в опале. Я в то время готовил шоу «Борис Моисеев и его леди». Ирина Понаровская была «Леди Шарм», Валерия – «Леди джаз». Я позвонил Зыкиной и пригласил в качестве «Леди Россия». Она была тронута… А в 1993-м, после премьеры спектакля «Боря М и Бони М», она пригласила к себе домой всю толпу артистов вместе с немцами. Организовала шикарный стол – пироги, икра, водочка. Полночи сидели – хором пели и «РаспутИн», и «Течет река Волга»...

Борис Моисеев с мамой
Борис Моисеев с мамой // Фото: Личный архив

Мама Геня Борисовна

– Я был младшим и любимым из трех сыновей. Мама за меня была готова всех растерзать! Защищала, даже если был неправ, а хулиганил я часто. Ее не стало в 1989 году. В это время я был на гастролях в Америке, и, чтобы не сорвать их, люди из Госконцерта запретили близким сообщать мне трагическую весть. А ведь я как будто почувствовал беду, именно в тот вечер сел писать письмо: «Здравствуй, мамочка, как твои дела? Мне очень тебя
не хватает…» Хоронили маму мои братья, Виталий и Максимилиан, и работники кожевенного комбината, где она работала. Поскольку меня в тот момент там не было, до сих пор живу с ощущением, что мама с нами. Каждый год приезжаю на ее могилу. И представляете: какая бы погода ни стояла, как только подхожу к памятнику, моментально выглядывает солнце. Мама приходит ко мне!

Борис Моисеев с домработницей Лидой
Борис Моисеев с домработницей Лидой // Фото: Личный архив

Домработница Лида

– Лида со мной уже 14 лет. В 2000 году я с коллективом «Премьер-балет» приехал в Красноярск на гастроли. Сидим, ужинаем в ресторане. И тут ко мне подходит женщина лет 50: «Боря, здравствуй! Меня зовут Лида, я мама Вероники (это девочка из нашего балета). Забери меня к себе, буду тебе служить верой и правдой!» Я говорю: «Ну, раз так хочешь – приезжай!» Она так и сделала. Удивительно добрая, сердечная, полностью доверяю Лиде. Обожаю в ее исполнении фирменные оладушки и французский багет на оливковом масле, с майонезом и киви. Она приходит каждый день, а живет у Вероники. 10 лет назад дочка подарила Лиде внучку Полинку, а я стал ее крестным – так мы породнились. Прекрасная девчушка, обожаю ее! Стараюсь быть внимательным: раньше дарил игрушки, а теперь передаю деньги – маме с бабушкой виднее, что девочке нужно.

Борис Моисеев с водителем Дианой
Борис Моисеев с водителем Дианой // Фото: Личный архив

Водитель Диана

– Диана возит меня три последних года на «Новой волне» в Юрмале. В 2011 году она впервые подрабатывала водителем, ее прикрепили ко мне – и мы подружились. Сначала возила меня на «Мерседесе», через год на «Ауди», потом на «Крайслере». Я удивился: как ты машины меняешь! Оказывается, она их напрокат берет. Своя старенькая. Концерты и афтепати заканчиваются поздно, но Диана ждет, отвозит меня и только потом едет в Ригу к мужу и 3-летней дочке. Я даже стараюсь лишний раз пораньше освободиться, чтобы она поскорее могла добраться до дома.

Борис Моисеев и Людмила Гурченко
Борис Моисеев и Людмила Гурченко // Фото: ИТАР-ТАСС/ Виктор Толочко

Людмила Гурченко

– С Людмилой Марковной мы часто пересекались на сборных концертах в зале «Россия», а в 1996 году пригласил ее на мой сольник. Гурченко пришла ко мне в гримерку и срази ла фразой: «А я тебя люблю!» С того момента мы часто бывали в гостях друг у друга, она всегда обращала внимание на
то, как я одет, на обувь, часы – у нее ведь был превосходный вкус! Когда я стал жгучим брюнетом, увидела меня по телевизору и сразу позвонила:
«Срочно перекрашивайся в белый! Это не твой цвет!» Когда ее не стало, я лежал в больнице и только на 40-й день смог поехать на кладбище…

Нелли Кобзон

– Мы знакомы с 1980-го, Нелли с самого начала меня поражала: удивительно чуткая женщина, ангел-хранитель своей семьи и друзей. Нелли часто навещала меня в больнице. Однажды, когда я еще был в реанимации, но уже потихоньку начинал вставать с кровати, мой директор Сережа включил на телефоне песню «Петербург-Ленинград». И Нелли пригласила: «Боря, давай потанцуем?» Помогла подняться, поддержала – и так мы с ней, полуобнявшись, немного подвигались под музыку. До сих пор помню то ощущение: любимая песня, прекрасная женщина рядом и чувство, что самое страшное позади…

Борис Моисеев и Лайма Вайкуле
Борис Моисеев и Лайма Вайкуле // Фото: Starface

Лайма Вайкуле

– Нашей с Лаймой дружбе почти 40 лет. Мы близки по духу, вкусам, взглядам на жизнь. Познакомились мы в 1979 году в Юрмале: она начала выступать в ресторане «Кабург» на несколько месяцев раньше и к моему приходу уже была звездой. А мы с девчонками из «Экспрессии» только приехали из Каунаса, денег нет, жить негде. Лайма в первый же день знакомства предложила остановиться у нее. И на месяц мы поселились в ее трехкомнатной квартире, где Лайма жила с мужем Андреем. Потом дела пошли в гору, мы сняли жилье. 5 лет назад я купил дом в Юрмале – рядом с Вайкуле. Приезжаю каждое лето и постоянно «зависаю» у нее в гостях. Болтаем обо всем на свете, придумываем новые сценические костюмы, прически. Из всех поездок она привозит мне подарки – то пиджак необычный, то рубашку. Я тоже стараюсь ее баловать, чаще всего покупаю аксессуары, бижутерию, которую она так любит.