За две недели до премьеры фильма «Кавказская пленница!» его режиссер Максим Воронков показал отрывки корреспонденту «СтарХита» Дарье Сачковой, Розе Сябитовой, Антону Богданову и «новому Шурику» Дмитрию Шаракоису. Импровизированный просмотр прошел в уютном ресторане La Prima
За две недели до премьеры фильма «Кавказская пленница!» его режиссер Максим Воронков показал отрывки корреспонденту «СтарХита» Дарье Сачковой, Розе Сябитовой, Антону Богданову и «новому Шурику» Дмитрию Шаракоису. Импровизированный просмотр прошел в уютном ресторане La Prima // Фото: Сергей Миланский

Создатели картины «Кавказская пленница!», которая выходит на экраны 21 августа, ставили себе задачу снять кино, максимально похожее на знаменитую комедию Леонида Гайдая (даже название отличается только восклицательным знаком в конце). В последнее время режиссеры все чаще заимствуют идеи у классики. Если фильм Тимура Бекмамбетова «Ирония судьбы. Продолжение» (2007) еще нельзя назвать ремейком в чистом виде, то последующие эксперименты – «Служебный роман. Наше время» (2011) и «Джентльмены, удачи!» (2012) – беззастенчиво воспроизвели известные сюжеты «один в один». Зачем народу повторение пройденного и на что надеются кинематографисты? Это и многое другое за круглым столом обсуждали ведущая «Первого канала» Роза Сябитова, режиссер «Кавказской пленницы!» Максим Воронков, «новый Шурик» Дмитрий Шаракоис, актер фильма «Джентльмены, удачи!» Антон Богданов и корреспондент «СтарХита» Дарья Сачкова.

Кто эти старики на экране?

Дарья: Я приглашала за наш круглый стол Наталью Варлей, но она так объяснила свою позицию: «Говорить тут не о чем. Все эти «Иронии судьбы» и «Служебные романы» – легкий способ заработать. Если человек пытается скопировать Гайдая, понятно, что сам он обделен талантом». Максим, похоже, камень в ваш огород!

Максим: Это не самая жесткая критика, которую мне приходилось слышать. Недавно на одном из форумов меня обвинили в том, что рву на части остатки золотого фонда кино и за это сгорю в аду. Все это с непривычки, скажу я вам. Вот на Западе ремейки снимают с 1950-х, многие из них стали легендарными, например, «Запах женщины», «Угнать за 60 секунд», «Одиннадцать друзей Оушена». И, если уж совсем откровенно, сейчас очень мало толковых сценаристов – таких как Георгий Данелия и Виктория Токарева.

Роза: Максим, на нашем поколении вы не заработаете. Ну не пойдет 50-летняя тетя на вашу «Пленницу», она лучше дома старую, гайдаевскую, пересмотрит. Я вот, например, каждый год оливье под «Иронию судьбы» шинкую и не надоедает. А на современных фильмах я засыпаю. Не понимаю, зачем вы, ребята, это делаете и кому это нужно?!

Антон: Давайте все же признаем, что основная аудитория кинотеатров – от 15 до 28 лет. И это поколение не смотрело «Джентльменов удачи»! Перед
съемками в ремейке я поинтересовался, что об оригинале думает молодежь, и вот что услышал: «А чего он такой долгий? Они быстрее не могли из тюрьмы сбежать?» А между тем сценарий-то гениален! Но молодое поколение этого не поймет, потому что, едва включив фильм, заноет: «Что за
цветокоррекция? Кто эти старики на экране? Никулин? Ну, слышал, вроде у него цирк есть на Цветном…» Понимаете, сегодняшняя молодежь – снобы, все как один. И задача режиссеров – рассказать им хорошие добрые истории, о которых они бы без ремейков и не узнали…

Дарья: …и опять-таки заработать на этом – тут Наталья Варлей абсолютно права. Взять сценарий, который уже «выстрелил» в свое время, и снять по нему картину – легкий способ сорвать куш.

Максим: Любой уважающий себя продюсер признает, что, если есть возможность застраховать проект, нужно обязательно это сделать. Когда ты
вкладываешь в фильм больше $3 млн, это всегда риск. Хочется иметь гарантию, что ты хотя бы выйдешь в ноль. Из 100% российских картин в прокате
«выживает» только 5%, остальные – в жутком минусе. Тот же «Поддубный», который вышел на экраны месяц назад, совершенно не оправдал прогнозов создателей: при бюджете в $12 млн собрал в прокате вдвое меньше. Поэтому если есть возможность себя обезопасить, почему бы этого не сделать? А что касается качества картины, то в ответ уже высказавшимся критикам скажу, на ММКФ ее приняли очень тепло.

Дарья: Как вам удалось решить вопрос с правообладателями первой картины?

Максим: На контакт они шли неохотно. Но мы убеждали, что будем работать с любовью, бережно и результат получится зрелищным. Дольше остальных велся диалог с Ниной Павловной Гребешковой, вдовой Леонида Гайдая. Но когда директор «Мосфильма» Карен Георгиевич Шахназаров дал «добро» – это послужило весомым аргументом и для нее тоже.

Дмитрий (справа) – Антону: «Будут критиковать Шурика в моем исполнении – пусть! Для меня главное – хорошо сделать свою работу. Всем нравятся только котята!»
Дмитрий (справа) – Антону: «Будут критиковать Шурика в моем исполнении – пусть! Для меня главное – хорошо сделать свою работу. Всем нравятся только котята!» // Фото: Сергей Миланский

Все устали от агрессии

Дарья: Давайте зайдем с другой стороны: ремейк – это такая ответственность! Дима, вам было страшно браться за роль Шурика? Ведь обязательно будут сравнивать с Демьяненко! И вдруг сравнения окажутся не в вашу пользу?

Дмитрий: Для меня было главным – хорошо сделать свою работу. А критики всегда найдутся, всем нравятся только котята! Само собой, я очень люблю оригинал. Но, когда меня утвердили на роль, принципиально ни разу не пересматривал картину Гайдая – не хотел повторяться. Готовился, как учили преподаватели ГИТИСа: выписывал в тетрадку черты характера персонажа, размышлял, как лучше передать его харизму… Ну и, конечно, меня от Демьяненко отличают некоторые приметы времени. Например, они с Ниной (ее сыграла Анастасия Задорожная. – Прим. «СтарХита») занимаются бейсджампингом – прыгают с парашютом. Завернувшись в него, Шурик и улетает в реку. Плюс юмор в картине осовремененный. Например, тост администратора – Михаила Ефремова – звучит так: «Раньше, когда я был молодой, я очень хотел поехать за границу. А сейчас могу поехать, но не хочу. Так выпьем же за то, чтобы мы хотели дольше, чем могли».

Максим: Я очень настаивал, чтобы Шурика играл именно Дима. Некоторые считали, что эта роль должна была достаться актеру-мачо – наподобие тех, что бегают по экрану с автоматом. Такие парни приходили, пробовались, и у меня при виде их в голове всплывали строчки Владимира Высоцкого: «Я
не люблю уверенности сытой…» А в Диме этой уверенности не было. В нем была пластика, тонкость, застенчивость – черты, которые я хотел видеть
в Шурике. Он приехал на пробы на велосипеде и вообще был похож на фрика – мне это понравилось.

Роза: Дим, ты и сейчас на велосипеде катаешься? Или все-таки заработал на картине? Актеры первой «Пленницы», помнится, с гонораров себе новенькие «Жигули» купили…

Дмитрий: Я теперь тоже на колесах, купил «Фольксваген Гольф».

Антон: Я вот уже посмотрел картину на ММКФ и хочу выразить восхищение вам, Максим, – работа с персонажами была проведена колоссальная. Задачу «снять один в один» вы выполнили на 100%. Дима, на мой взгляд, действительно вылитый Шурик, да и троица «Никулин – Вицин – Моргунов» в
исполнении Николая Добрынина, Семена Стругачева и Сергея Степанченко выглядит очень убедительно. Но все-таки самое главное в этом кино, я
настаиваю, добрая история. Месяц назад я был на «Кинотавре» – у меня волосы стояли дыбом от того, что там творилось: 20-летние девушки-режиссеры снимают такую жуть – смотреть страшно! Место действия – какой-нибудь грязный уездный город, главные герои – алкоголики, вокруг – избитые дети… И сплошной мат! Я этим девушкам говорю: «Вы зачем так делаете? Считаете, зрителю этого в жизни не хватает? Люди и так вокруг каждый день видят гадость».

Роза: Ты чего распереживался? Так никаких нервов не хватит… Это, к сожалению, подходит под определение «Пипл хавает». Я вот в «Давай поженимся!» тоже изображаю из себя хабалистую бабу из народа, иногда даже специально падежи путаю, чтобы образ лучше получался. Это я-то, с двумя высшими образованиями!

Максим: А я считаю, Антон прав – народ устал от войны, от агрессии, которой телевидение кормит его круглые сутки. И сейчас – лучшее время для нашего кино.

Роза: У меня, кстати, о «Кавказской пленнице» остались веселые воспоминания. Я очень хотела посмотреть фильм, но денег на билет не было. И
вот я стою у кинотеатра, реву от обиды. Ко мне подходят, спрашивают: «Девочка, почему ты плачешь?» А я отвечаю, мол, денежку потеряла… Так и
насобирала на билет за счет сердобольных прохожих!

Максим: В этот раз, Роза, не плачьте – приходите на премьеру, будем ждать!

Роза: Пожалуй, я подумаю над вашим предложением.