// Фото: Архивы пресс-службы

Я появилась на свет благодаря именно такому союзу – русской девушки и панамца, моего папы Хулио. Она училась в Тимирязевской академии на инженера-агронома, он – в РУДН на менеджера сельского хозяйства. Поехали они в Краснодар рис культивировать и влюбились друг в друга. Правда, потом развелись. Папа не захотел оставаться в России, а мама – уезжать в Панаму. Зато на свет появилась необычная я, смуглая девочка с оттопыренными ушами. К слову, с их помощью я проложила себе дорогу в КВН – там таких ни у кого не было. У многих моих подруг мужья – иностранцы. Ведь это единственная возможность для девчонок, которым не хватило наших мужчин. Кроме того, завоевать иностранца не так сложно. «Моя твоя не понимать» – и на свидании можно просто мило улыбаться и сексуально прищуриваться. Главное – не принять их предложение потусить пару дней за желаемое «Будь моей женой!». Одна моя подруга вышла замуж за итальянца, вторая – за индуса, третья – за кубинца, и все они ожидали одного, а вышло другое. Итальянец, например, хоть и красивый, оказался редким жмотом: стоит жене Ане съесть на один банан больше, чем положено, он устраивает скандал. Индус вопреки стереотипам не поет и не танцует, он – стоматолог. У них положено так: женщина должна иметь все, что хочет. Если супруга Жанна чуть дольше задержала взгляд на каком-нибудь колье, он его купит. В общем, ходит подруга, вся обвешанная золотом, и радуется. Кубинец, который во время курортного романа с Катей на родине был весел, в Москве впал в депрессию и запил, к этому располагают архитектура и климат. Кстати, я тоже вышла за иностранца. Скажете, Белоруссия не считается? Очень даже! Поэтому рискуйте, девчонки, но снимите розовые очки: мужчина – он и в Африке мужчина!