Манана- дочь Михаила Козакова от брака с художником-реставратором Медеей Берелашвили
Манана- дочь Михаила Козакова от брака с художником-реставратором Медеей Берелашвили. // Фото: Личный архив Мананы Козаковой

«Я, к сожалению, не смогу в годовщину папиной смерти, 22 апреля, вместе со всей нашей большой семьей поехать к папе на могилу на Введенском кладбище в Москве – сейчас в Грузии сложно получить российскую визу, – говорит 42-летняя Манана Козакова, актриса Академического театра имени Котэ Марджанишвили. – Но мы с мамой, мужем Леваном и дочерью Тинанин пойдем в православный храм и закажем по отцу панихиду».  

– Когда вы в последний раз виделись с отцом?

– В 2010 году, незадолго до папиного отъезда в Израиль. Он позвонил, сказал, что плохо себя чувствует, о том, что у него рак, мы тогда не подозревали. Я решила съездить к нему в Москву, мы целый месяц провели вместе... Я надеялась, что все обойдется, прочитала, что в его возрасте, а папе было 75 лет, раковые клетки не развиваются быстро. За несколько дней до смерти мы созванивались. У меня не возникло предчувствия, что это наш последний разговор. Попрощались как обычно: «До скорой встречи!» А встретились уже на его похоронах…

– Как вы отнеслись к тому, что единственной наследницей Михаил Михайлович назначил дочь Зою?

– И правильно решил! Зоя еще маленькая, а мы все уже взрослые и сами должны помогать родителям. Я со всеми папиными женами в хороших отношениях, никогда ничего против них не имела. Папе это было всегда приятно. Со старшими братом Кириллом и сестрой Катей дружу с детства, а их маму Грету, первую папину жену, я всегда называла «моя русская мама». Думаю, что сейчас у нас может начаться тесная дружба с младшими Мишей и Зоей, раньше они были совсем маленькими. Мы довольно часто общаемся и с ними, и с их мамой Анной Ямпольской по скайпу. С последней супругой Надей тоже теплые отношения – папа с ней приезжал к нам в Тбилиси погостить.

– Что у вас осталось на память об отце?

– Прежде всего воспоминания. В 2007 году он ставил в нашем театре «Чайку», я играла Полину. Папа все как-то пытался усмирить наш грузинский темперамент. Перестарался, даже на прогоне сказал: «Я, кажется, переборщил, слишком гладко, добавьте вашей грузинской соли в игру!» А еще у меня есть часы Swatch, самые обыкновенные, которые папа подарил мне на день рождения еще в юности. Я их обожаю, у меня много часов, но эти – самые дорогие для меня.