Арнольд Шварценеггер, кадр из фильма "Красная жара"
Арнольд Шварценеггер, кадр из фильма "Красная жара" // Фото: Архивы пресс-служб

Когда режиссер Уолтер Хилл озвучил робкую надежду снять первые и последние кадры «Красной жары» в Москве, Арнольд страшно воодушевился. В Златоглавой он уже успел побывать в конце 70-х как турист. Но выводы сделал неутешительные: «Разница между Западом и Востоком очень резкая, словно с одной стороны границы светит солнце, а с другой – тебя встречает стена дождя». Но на сей раз у Арнольда был в Москве материальный интерес. Двумя годами раньше, в 1986 году, он женился на тележурналистке Марии Шрайвер. А семью Кеннеди, из которой она происходит, в США иначе, чем королевской, не называют. Вот Арнольд и решил сделать супруге царский подарок – шубу из русского горностая!

Билет за «железный занавес»

Однако письма американцев с просьбами разрешить съемку в Москве Министерство культуры СССР встречало молчанием. «Мы поняли, что это русский способ говорить «нет», – вспоминал режиссер. Отчаявшись, он начал снимать московские сцены в Будапеште. Мечты Арнольда о шубе таяли на глазах. Но в Венгрии съемочная группа познакомилась с музыкальными промоутерами, которые через местное телевидение имели связи с Гостелерадио СССР и как раз отправлялись в Страну Советов с очередной порцией «мелодий и ритмов зарубежной эстрады» – везли на гастроли артистов из стран соцблока. С ними и договорились. Промоутеры сообщили в Москву, что в порядке культурного обмена с ними приедет американский гость. А притащили под этим соусом целую толпу с кинокамерой. Городские власти были шокированы, но раз Гостелерадио приезд одобрило, продемонстрировали чисто русское гостеприимство. Хилл получил беспрецедентное разрешение снимать Шварценеггера на Красной площади в «милицейской» форме, состряпанной из мундиров по меньшей мере шести родов войск…

АРНОЛЬД ШВАРЦЕНЕГГЕР ПРИЕХАЛ В МОСКВУ, ЧТОБЫ ПРЕДСТАВИТЬ СВОЙ НОВЫЙ ФИЛЬМ «ВОЗВРАЩЕНИЕ ГЕРОЯ». ФОТО.

Москва конца 1980-х приятно удивила Арнольда. «Стал лучше уровень обслуживания, появилась приличная еда, даже частные рестораны! – вспоминал он. – Москвичи вели себя свободнее, выглядели счастливее. Я видел вещи, немыслимые в мой первый приезд: брейк-данс и хеви-метал!» К тому же в конце 70-х его в Москве никто не узнавал, и он решил, что и на сей раз будет так же: «Мне не верилось, что за «железным занавесом» смотрят мои фильмы! Но у гостиницы «Советская», где мы жили, толпились подростки, а на Красной площади за нами ходили сотни людей: фотографировали, снимали на видеокамеры. Сопровождающий нас чиновник объяснил, что «Коммандо», «Хищник» и «Терминатор» – хиты продаж на «черном рынке» в СССР. И люди, которые нас сейчас снимают, потом будут продавать и обменивать эти фотографии».

Жене – шубу, себе – бюст

В первый же день после приезда Арнольд выяснил, что в обычных советских магазинах горностаев почему-то не продают. А в магазины для иностранцев «Березка» он опоздал на месяц: в январе сеть прикрыли, дабы не вводить граждан в грех валютных спекуляций. 10 февраля на пресс-конференции Шварценеггер спросил у советских журналистов, где лучше приобрести шубу. И ушел от обсуждения темы только после того, как кто-то из «компетентных товарищей», неотступно сопровождающих американцев, пообещал похлопотать и достать вожделенную шубку на закрытом предприятии, которое снабжало мехами Политбюро. Уже на следующий день актер смог ее выкупить.

Воспоминания о поездке у Арнольда остались настолько приятные, что три года спустя в приступе ностальгии он попросил русских друзей-бодибилдеров прислать ему золотой или бронзовый бюст Ленина. «Они прислали Ленина, а потом стали слать всех подряд – Брежнева, Андропова, Черненко, – говорит Арнольд. – Я ставил их вокруг своего бассейна. Жена говорила: «Ты с ума сошел! Зачем нам столько мертвых советских генсеков?» В конце концов, она отправила их на свалку. Но Ленина я спас, потому что он был первым». А вот горностаевое манто, привезенное из России, она с удовольствием носила много лет.