Библиотека приюта «Зюзино». Слева направо: Галя, Настя, Иван Охлобыстин, Лена, Максим, директор приюта Нина Ларина, два Димы, Кристина и Саша
Библиотека приюта «Зюзино». Слева направо: Галя, Настя, Иван Охлобыстин, Лена, Максим, директор приюта Нина Ларина, два Димы, Кристина и Саша // Фото: Сергей Миланский

Охлобыстин приехал в социальный приют «Зюзино» с книгами и дисками со своими фильмами. Обитают здесь дети, родители которых «временно не могут принимать участие» в их воспитании. Трехэтажное здание за забором, охранник на входе. В день приезда Ивана отец Александр из ближайшего прихода судил футбольный матч 10-летних пацанов. Охлобыстин загорелся: «Дадите пробить?» И вот разбег, удар – мимо! Мяч пролетел над перекладиной. Иван улыбнулся: «В регби у меня лучше получается!» И тут охранник к нему подбежал: «Иван Иванович, к директору! Вас ждут!»

Директор приюта Нина Алексеевна Ларина ведет звездного гостя в библиотеку, где сейчас начнется встреча с воспитанниками. По пути просит не расспрашивать их о личном. Ведь у каждого из них своя трагедия… 13-летнего Диму, который мечтает быть режиссером, как Охлобыстин, отдала в приют мама, которая одна не справлялась с его воспитанием, а 14-летняя Лена оказалась в «Зюзино» после смерти матери. От 15-летней Гали отказались приемные родители. 14-летняя Настя осталась сиротой и начала бродяжничать… Родители 14-летнего Саши и 13-летнего Димы – алкоголики. 13-летняя Кристина и 14-летний Максим оказались в приюте, когда и отец, и опекун умерли, а мать пропала, ее ищут.

«Не переживайте, – успокаивает Иван, – придумаем, о чем поговорить».

«Известностью не избалован»

В библиотеке накрыт стол: торт, конфеты… Гость наливает кофе, а от сладкого отказывается. «Пощусь. Да и поправился, пока «Интернов» снимали». Уронив несколько капель кофе на руку, непринужденно слизывает их языком.

– И салфетку не просите? – удивляется Максим.

– Да я ведь обыкновенный, такой же, как вы, только плюс 30 лет! – говорит Иван.

В библиотеке тепло, гость снимает кофту, остается в футболке. На обеих руках татуировки.

– Ой, какие интересные! И что они означают? – интересуется Лена.

– Ну вот. Зря разделся, – улыбается гость. – Пообещайте, что не станете себе делать никакие татуировки! Все эти орнаменты на руках имеют смысл только у людей нетрадиционной ориентации, а у остальных мужиков делаются по глубокой пьяни. Хотя, конечно, потом истории придумывают…

Надувная лодка в Канны

Дима засыпал Ивана вопросами о кино. И первым был: «А почему вы у «+100500» снимались?» Ведущий популярного интернет-шоу Максим здесь в фаворе. Охлобыстин в одном из выпусков комментировал видео, в котором в машине сидел вусмерть пьяный мужик.

– На самом деле не смешно! – приоткрывает он тайну. – Это была авария, причем с жертвами. А смеемся мы над тем, до какого скотского состояния человек себя довел. «+100500» я уважаю. Парень начинал просто с домашнего видео! А сейчас у него по 9 млн просмотров.

– Мой друг тоже ролик снял. Выложил в Интернете, – делится Дима. – Там такие комментарии начались, что он больше не снимает.

– И зря! На дураков оглядываться – себя не уважать, – считает Охлобыстин. – Если хочешь чего-то добиться, не надо обращать внимание на других. Будь мне сейчас снова 18 лет и имей я мобильный с камерой, уже давно собрал бы друзей, написал рассказ и снял фильм! А потом на надувной лодке доплыл бы в Канны, собрал все призы и вернулся обратно! У нас все проблемы от лени – хотим, чтобы все пришло само.

– А кем вы мечтали быть в 16 лет? – интересуется Настя.

– Волшебником! Когда мне было 16, истории про волшебника Поттера еще не были написаны, а то я бы захотел учиться в Хогвартсе, как Гарри Поттер, – смеется Иван. – На самом деле до пятого класса я жил у бабушки в деревне и только потом в Москву приехал. Мне было лет 15, когда вышел фильм «Обыкновенное чудо», волшебника в нем играл Олег Янковский. Спустя много лет я снялся с ним в фильме «Царь». Взял автограф и признался: «Вы оказали на меня влияние ролью волшебника!» «Чудак ты!» – усмехнулся он. Но я в своем выборе не сомневался. Ближе всего к волшебнику профессия режиссера. С тройками я пробился во ВГИК. Очень уж хотелось… Тут прошлым летом едем со старшей дочкой Дусей на велосипедах. Я включаю родителя – спрашиваю: «У тебя есть мечта?» Она отвечает: «Мне нужен плеер!» Я в шоке: «Дуся, ты же налилась, как груша! Хоть сейчас замуж выдавай. А ты – про плеер! Ничего глобальнее?» Она мне отвечает: «Папа, я ребенок, несмотря ни на что. Могу наврать, но не хочу! Сейчас мне нужен плеер. Вырасту – пойму, какая у меня глобальная мечта. Сейчас не знаю, что мне нравится». После этих слов я сразу закис. Но дочку понял.