Иван Шаповалов и его сын Владимир на встрече с обозревателем «СтарХита». 29 марта 2013 года
Иван Шаповалов и его сын Владимир на встрече с обозревателем «СтарХита». 29 марта 2013 года // Фото: Елена Костина

Мы сидим в ресторане «Correa’s» на «Войковской» – Шаповалов живет неподалеку. У столика – костыли, без них Ивану пока ходить трудновато. Он пьет минералку с газом и «листает» в iPhone контакты, диктуя одно имя за другим.

Девять из десяти человек, узнав о том, что у них опухоль мозга, впадают в отчаяние. 46-летний Иван Шаповалов, которому этот диагноз поставили прошлым летом, к нынешней весне сумел подняться на ноги. Он еще продолжает лечиться. Болеть сейчас дорого – даже для тех, чья жизнь со ороны кажется обеспеченной. Друзья Ивана поняли это и организовали онлайн-акцию «Ваня для тебя», создали страничку в социальной сети «ВКонтакте».

Участники группы помогли собрать деньги на лечение. «СтарХит» подключился к акции. Спросили у Ивана: «Чем еще помочь? Может быть, опубликовать расчетный счет?» Шаповалов ответил: «Деньги на лечение нужны – не отказываюсь. Но лучше объявите сбор средств тем, кому они сейчас жизненно необходимы. А я через это прошел, и спасибо всем, кто мне в этом помог.

Записывай… Валерия Шаповалова, каждый день, Вера Шаповалова, моя сестра, Юля Волкова, ну, ее знаешь, Боря Ренский, мой партнер по проекту «t.A.T.u»... Влад Агульник, давно не виделись, Артем Суслов, питерский поэт, Анна Меркушева, человек, который мне помогал всегда, Оля Маслихова, она – редкость... Сергей Бобза, тепло Краснодарского края, Вадим Горбачев, Лену Катину тоже знаешь, мне песню спела, Юрий Бардыш, самый романтичный продюсер, Мартын с Тягой, цветы привозили...»

К нашему столику подходит старший сын Ивана, Володя, отец с улыбкой кивает: «Видишь, сдаю всех!»

В списке близких друзей, который Шаповалов назвал «мой Facebook», – более 30 имен, а тех, кто принял участие в онлайн-акции «Ваня для тебя»,
перечислить сложно – сотни! За каждым именем история настоящей дружбы, отношений, проверенных годами. «Они дали мне возможность сидеть здесь, разговаривать с тобой и видеть солнце», – говорит Ваня. И вот лишь малая часть этих историй.

Валерия Шаповалова
Валерия Шаповалова // Фото: Личный архив

Валерия Шаповалова: Жена Валерия была с ним каждый день – и в реанимации, и в больничной палате. Она врач-педиатр клиники для детей и подростков «СМ-доктор». «А знаете, – улыбается Иван, – у нашего младшего сына Вани родители одноклассников часто спрашивают: «Ты Иван Шаповалов? Иван Иванович? Да? Это твоя мама – доктор в нашей клинике?» А про меня ни слова».

Услышав вопрос, каких усилий ей стоило держаться, Валерия уточняет: «Вы имеете в виду, железная ли я женщина? Нет, я плачу, и довольно часто. Просто ближе Вани у меня нет человека, и у него, надеюсь, тоже нет никого ближе меня. Подстраивала свой график на работе, отпуска не брала, потому что надо же было на что-то жить. Мы всегда приезжали вместе с младшим сыном Ваней, ему 10 лет. Когда папа лежал полтора месяца в реанимации, сын садился рядышком и читал ему сказки – японские, индийские. Потом уже в обычной палате сын рассказывал папе анекдоты, веселые истории. При любой возможности мы старались на время забрать Ивана из больницы. Между курсами химиотерапии, длившимися 2–3 недели, он 5 дней проводил дома, и тогда у нас каждый день был как праздник».

Многие знакомые, узнав о болезни Шаповалова, молились, ставили свечки за его здоровье. «Я сама врач и верю в коллег, – говорит Валерия. – Но подсознательно все равно уповаю на силу молитв, хоть и не знаю их. Ванина сестра Вера ходила в церковь, икону в клинику приносила. Я благодарна всем, кто нас тогда поддерживал! Даже совершенно незнакомые мне люди звонили и предлагали любую помощь».

Анна Морозова
Анна Морозова // Фото: Личный архив

Анна Морозова: Иван сумел удивить врачей Гематологического научного центра РАМН. «Ваня – личность безусловно яркая, с ним интересно, но за поведение я ставлю ему двойку! – делится со «СтарХитом» лечащий врач Шаповалова Анна Морозова. – То слушал в реанимации индийскую музыку, жутко раздражающую персонал, то у него в палате находили запрещенные продукты – лимонад или экзотические фрукты. Наш завотделением Евгений Евгеньевич Звонков такие разносы ему устраивал! Но бороться с Ваней бесполезно. Он абсолютно не боялся и не боится своего заболевания, его сложно напугать какими-то последствиями.

С одной стороны, это упрощало нашу работу, но с другой – усложняло. Он привык контролировать ситуацию, пытался и тут. А прогнозы были сомнительные. И надо отдать Ивану должное: у него было какое-то маниакальное желание встать и пойти. У девяти из десяти человек в его ситуации
руки бы опустились, а его даже подбадривать не пришлось. Другие пациенты, когда им говоришь о малейшем улучшении, не верят своему счастью. А Ваня, когда чудо произошло и появилась положительная динамика, даже не удивился. А может, он так мастерски скрывал свою радость – мол, у него же все всегда под контролем!»

Лука Затравкин
Лука Затравкин // Фото: Личный архив

Лука Затравкин: Мама Шаповалова, Надежда Ричардовна, смотрела программу на канале «Культура» и случайно узнала, что в конференц-зале Центра, где лежит ее сын, стоит рояль «Бехштейн». Рассказала об этом Ивану. Он попросил заведующего отделением Евгения Звонкова дать ключи.

– Представьте, какое совпадение: в больнице десять корпусов, а этот музыкальный эксклюзив стоит именно в том здании и даже на том этаже, где лежит Иван Николаевич! – рассказывает друг Шаповалова, пианист Лука Затравкин. – И палата рядом со входом в конференц-зал, в общем, ближе Вани к этому роялю никто не лежал. Я приехал в больницу с другом Сергеем, он настройщик, и «Бехштейн» зазвучал еще лучше. Наступили вечера, когда казалось, что вокруг ад, но мы не хотим его замечать. Мы с Ваней вместе работали над моей концертной программой – я играл Бетховена, Шопена, Рахманинова. Ваня делал мне замечания или сам садился за рояль, и мы играли в четыре руки.

Евгений Нижеметов
Евгений Нижеметов // Фото: Личный архив

Евгений Нижеметов: На Гоа зимой 2009 года Иван познакомился с Евгением Нижеметовым, владельцем компании «Express.ru». «Как-то друзья попросили меня приютить русского парня с двумя детьми. Он забыл паспорт ребенка в гест-хаусе, и из-за этого пришлось лететь другим рейсом, – вспоминает Евгений.

– Да не вопрос! Я в одиночку снимал огромный дом, человек на пять». Тем парнем с детьми и был Шаповалов. На следующий год они снова встретились на Гоа, а потом два-три раза в год виделись в Москве или Питере, делились планами. «Когда узнал, что у Ивана рак мозга, сразу набрал его номер и услышал подавленный голос. Ваня попросил связаться с ним позже, – продолжает Евгений. – Через пару недель раздался звонок, и я узнал игривый набор знакомых междометий. Ну, слава богу, подумал я! Мы договорились встретиться, когда вернусь из Сочи – в начале января гостил там у друзей. Они и сунули мне с собой в дорогу несколько мешочков местного элитного чая.

Когда приехал к Ивану домой и распаковал чай, нас это развеселило: шуршащие полиэтиленовые пакетики с зеленоватой травой внутри могли создать сложности в любом другом аэропорту, кроме сочинского, где к ним уже привыкли, скорее всего! Три часа болтали о планах – у Ивана их не меньше, чем у меня. Например, последний проект, над которым он думает, направлен на борьбу с московскими пробками».

Тимур Ланский
Тимур Ланский // Фото: Личный архив

Тимур Ланский: Пять последних лет Шаповалов не общался с давним другом, владельцем сети «Чайхона №1» Тимуром Ланским. Нет, они не ссорились.
«Просто, – сказал ресторатор «СтарХиту», – бывает, что друзей годами не видишь». Но как только Тимур узнал о болезни Ивана, тут же предложил деньги на лечение, начал оплачивать лекарства, готов был отправить Шаповалова в любую клинику Германии или США.

– Деньги деньгами, но важно было дать ему надежду, – говорит Тимур. – Хотя Ваня – человек, отмеченный Богом, и сам сдаваться не собирался. «Как это случилось, так и пройдет!» – повторял он. А мне хотелось что-то особенное для него сделать. И я просил своих поваров готовить плов для нашего дорогого пациента, потом с водителем ему отправлял. У Вани даже во время болезни был миллион идей, мы вместе разработали один ресторанный проект, связанный с экологически чистыми продуктами, так что будем вместе запускать.

Татьяна Лукьянова
Татьяна Лукьянова // Фото: Личный архив

Татьяна Лукьянова: Она знает Ивана уже более десяти лет, но даже для нее он открылся в этот тяжелый период с неожиданной стороны.

– Болезнь очень изменила Ваню, – поделилась со «СтарХитом» Татьяна. – Он стал более внимательным и чутким к окружающим людям. Начал проявлять участие и интерес к проблемам и делам близких и родных людей. Когда я столкнулась с ухудшением своего здоровья, Ваня дал мне очень полезный совет. «Нужно иногда остановиться и переосмыслить свою жизнь», – сказал он. Это мне очень помогло. От себя хочется добавить: берегите тех, кто вам дорог, будьте внимательны друг к другу!

Бахыт Килибаев
Бахыт Килибаев // Фото: Личный архив

Бахыт Килибаев: Сценарист фильма «Игла» Бахыт Килибаев знает Шаповалова уже около десяти лет.

– Нас Тимур Бекмамбетов познакомил, – рассказал он «СтарХиту». – Раньше часто общались, вместе с нашими детьми отдыхали в Индии. А в прошлом году все больше созванивались, договаривались встретиться, но… О Ваниной болезни я узнал буквально перед тем, как его положили в реанимацию. Приехал к нему домой. Разговор был короткий: «Ты понимаешь, что с тобой происходит?» – «Понимаю». Его решимость противостоять болезни произвела на меня впечатление.

Он упертый! Я навещал Ивана в больнице, много интересных людей у него видел – они продолжали вместе затевать какие-то проекты... Думаю, интерес к жизни и сделал Ваню таким сильным. Как-то я принес ему книжку «Опыт шамана» – она про то, о чем Ваня думает. Когда Иван пошел на поправку, я предложил снять фильм о его выздоровлении. Сам Ваня был готов на любые эксперименты, но Лера и другие близкие не разрешили –
может, из суеверия. А мы с ними спорить не стали.

Иван Шаповалов просил поблагодарить на нашем сайте всех людей, которые ему помогли. «СтарХит» с удовольствием передает этим людям:

Анна Меркушева
Анна Меркушева // Фото: Личный архив Ивана Шаповалова
Артем Суслов
Артем Суслов // Фото: Личный архив Ивана Шаповалова
Борис Ренский
Борис Ренский // Фото: Личный архив Ивана Шаповалова
Валерий Полиенко
Валерий Полиенко // Фото: Личный архив Ивана Шаповалова
Елена Кипер
Елена Кипер // Фото: Личный архив Ивана Шаповалова
Вадим Горбачев
Вадим Горбачев // Фото: Личный архив Ивана Шаповалова
Валентин Матвеев
Валентин Матвеев // Фото: Личный архив Ивана Шаповалова
Вера Шаповалова
Вера Шаповалова // Фото: Личный архив Ивана Шаповалова
Виталий Манский
Виталий Манский // Фото: Личный архив Ивана Шаповалова
Влад Агульник
Влад Агульник // Фото: Личный архив Ивана Шаповалова
Иван Демьян
Иван Демьян // Фото: Личный архив Ивана Шаповалова
Ольга Маслихова
Ольга Маслихова // Фото: Личный архив Ивана Шаповалова
Степан Егоров
Степан Егоров // Фото: Личный архив Ивана Шаповалова
Юрий Хамидуллин
Юрий Хамидуллин // Фото: Личный архив Ивана Шаповалова
Катя Кононенко
Катя Кононенко // Фото: Личный архив Ивана Шаповалова
Катя Ледокол
Катя Ледокол // Фото: Личный архив Ивана Шаповалова
Мартын Мартан
Мартын Мартан // Фото: Личный архив Ивана Шаповалова
Ольга Дарфи
Ольга Дарфи // Фото: Личный архив Ивана Шаповалова
Ольга Розумий
Ольга Розумий // Фото: Личный архив Ивана Шаповалова
Сергей Бобза
Сергей Бобза // Фото: Личный архив Ивана Шаповалова
Сергей Шилов
Сергей Шилов // Фото: Личный архив Ивана Шаповалова
Тяга
Тяга // Фото: Личный архив Ивана Шаповалова
Шамиль Джаватханов
Шамиль Джаватханов // Фото: Личный архив Ивана Шаповалова
Юрий Бардаш
Юрий Бардаш // Фото: Личный архив Ивана Шаповалова