Жанна Фриске пообещала корреспонденту «СтарХита», что через месяц будет готова к разговору
Жанна Фриске пообещала корреспонденту «СтарХита», что через месяц будет готова к разговору // Фото: Архивы пресс-служб

Сейчас Жанна живет в подмосковном доме родителей. Как уже сообщалось на сайте starhit.ru, мы позвонили ей в начале прошлой недели. Певица сама взяла трубку после третьего гудка, приветливо произнесла: «Алло!» И это действительно здорово – спустя год, такой тяжелый в ее жизни, услышать бодрый, жизнерадостный голос. У Фриске было отличное настроение. Наш корреспондент уточнила: «Это ведь Жанна, правильно?» И певица с юмором ответила: «Это ведь Жанна, правильно!» Она не планирует общения с журналистами, не дает комментариев о здоровье. «Смогу говорить через месяц... не раньше», – сказала певица «СтарХиту». А пока она проводит время с мужем Дмитрием Шепелевым, сыном Платоном и близкими друзьями: гуляет в парках, заглядывает в магазины, недавно в теплой компании поужинала в ресторане украинской кухни «Шинок». Реабилитация продолжается: супруг нанял ей личного фитнес-инструктора и массажиста. Близкие Фриске люди рассказали «СтарХиту», как вся семья преодолевает вместе с Жанной нелегкое испытание.

Дмитрий Шепелев стал для Жанны настоящим ангелом- хранителем. Он всегда рядом с любимой, окружает ее вниманием и заботой
Дмитрий Шепелев стал для Жанны настоящим ангелом- хранителем. Он всегда рядом с любимой, окружает ее вниманием и заботой // Фото: Starface

«Дима научил меня менять памперсы»

С первого же дня, узнав о болезни Жанны, Дмитрий Шепелев взял на себя все заботы: отвечал на бесконечные вопросы друзей и коллег, занимался выбором клиники и врачей в Америке, обеспечивал комфортный для Жанны период реабилитации в Юрмале, перевез к ней любимых собак – лабрадора Улиуса и джек-рассела Лукешу, заботился о сыне и зарабатывал деньги для семьи. Когда он уезжал от жены по делам, они по несколько раз в
день созванивались, а выполнив работу в самых разных городах России и мира, телеведущий спешил вернуться к ней. «Конечно, Дима очень изменился за этот год, – делится со «СтарХитом» его отец Андрей Викторович, который живет в Минске. – Сын действительно стал более мужественным, ответственным, собранным. Я его очень уважаю и люблю, горжусь им. Он много работает, обеспечивает семью, не жалеет себя!..» Даже проживая в разных странах, Дмитрий близок с родителями. «Современные средства связи позволяют все что угодно! – говорит Андрей Викторович. – Мы почти каждый день созваниваемся по скайпу, мобильной видеосвязи и с Жанной, и с Димой, и даже с Платоном! Внук мне ручкой всегда машет, называет «деда», радуется общению». Когда Жанна и Дима жили в Юрмале, летом они снимали там дом на берегу моря, родители приезжали к ним в гости. «К сожалению, получалось вырваться только на недельку, – продолжает папа Шепелева. – Мы с женой люди работающие, приходилось брать отпуска. Я обожаю с внуком возиться. Дима, кстати, научил нас с матерью менять памперсы – он в этом деле теперь большой спец, очень ловко с этой процедурой справляется! Ведь когда мы его растили, ничего подобного не было и в помине… Платону полтора года, он у нас говорун, непоседа, бегает по дому, постоянно напевает что-то на своем детском языке: нанана-нанана. А если ему что-то нужно, громко кричит: «Ма-ма-а-а», так что весь дом слышит. Болтает без умолку, правда, пока не все понимает. Но дело-то наживное. Я читаю ему сказки, он их обожает. Всякие детские книжки с картинками любит – рассматривает всегда с большим интересом, пальчиком тыкает. Любознательный малыш! Конечно, я покупаю любимому внуку подарки. Один из последних, беговел, – велосипед без педалей – привез ему специально из Белоруссии. Теперь он на нем гоняет по дому – там места предостаточно».

В ближайшее время мама и папа Шепелева снова собираются к сыну и Жанне в гости. А пока рядом с певицей ее мама Ольга Владимировна – ухаживает за дочкой и берет на себя немалую часть забот о Платоне.

Отар Кушанашвили дружит с Фриске много лет. Они регулярно созваниваются, делятся новостями
Отар Кушанашвили дружит с Фриске много лет. Они регулярно созваниваются, делятся новостями // Фото: Анатолий Ломохов

«Я говорил Диме только одно: вера!»

Поддерживают Жанну с Дмитрием и близкие друзья, среди которых Иосиф Кобзон, сам поборовший тяжелую болезнь много лет назад. «Дима не сломался перед бедой, сделал все, чтобы помочь возлюбленной, – говорит «СтарХиту» народный артист. – Я хочу по-мужски поблагодарить его за проявленное мужество, терпение и Жанну, которая верила и продолжает верить в то, что она еще много лет будет рядом со своим очаровательным сыном и мужем. Это вселяет в нее уверенность. Когда я, уже по достижении каких-то положительных сдвигов в лечении, общался с Жанной по телефону, она сказала: «Для меня решающим и самым главным моментом стала забота о Платоне!» Иосиф Давыдович тоже помогал Жанне и Дмитрию: консультировал их по многим вопросам, рекомендовал врачей в Московском онкологическом центре на Каширском шоссе… «Я говорил Диме только одно: вера! – продолжает Кобзон. – Главное: Жанна еще будет выходить на сцену, еще будет радоваться первым успехам сына. А он тогда отвечал: «Нам ничего другого пока не остается. Будем верить».

Постоянно на связи с певицей журналист и колумнист «СтарХита» Отар Кушанашвили. Они дружат много лет. «Последний раз я говорил с Жанной по телефону примерно месяц назад, – делится он. – И был поражен ее нынешним отношением к религии. Она сама затеяла этот разговор, помню, сказала мне: «Ты не представляешь, сколько в этом силы можно почерпнуть! Никогда не думала, что приду к этому. Невероятно. Я молюсь. Раньше просто твердила себе эти слова, а сейчас чувствую каждую букву». Поделилась, что становится сильнее, увереннее».

Дмитрий и Отар никогда не были близкими друзьями, но события последнего года заставили Кушанашвили взглянуть на Шепелева совсем другими глазами. «Дима в этой истории меня больше всего потряс, я поражен силой этого человека, – признается «СтарХиту» Отар. – Как-то работал с ним на одном проекте в Киеве. Думал сначала, что это такой классический нарцисс. Он не пил, не курил, с ним невозможно было опрокинуть рюмочку. Угощения Дима тоже не принимал: если я пытался за него заплатить, то он никогда не давал мне этого сделать. А когда я спросил про его родной Минск, он ответил, что не очень любит там бывать. Меня это, конечно, немного смутило… Но потом, когда я узнал, благодаря кому Жанна выживает, у меня появилось непреодолимое желание сердечно поблагодарить Дмитрия и по-мужски обнять».

Возвращение Фриске в Москву после почти годового отсутствия осчастливило ближайшее окружение певицы. «В тот день, когда показали кадры гуляющих в Подмосковье Жанны и Димы, моя старшая дочь прорыдала от счастья всю ночь, – признается «СтарХиту» Отар Кушанашвили. – Я и сам теперь просыпаюсь с улыбкой. С ходу пока не звоню – жду сигнала от ее самой близкой подруги Оли Орловой: она сообщает, когда Жанна готова говорить. Мне всегда невероятно приятно слышать ее голос и такой заразительный дребезжащий смех. И когда Жанна хохочет, чувствуется, что болезнь отступает, я уже по смеху это понимаю. Иногда не давал ей и слова вставить – старался только смешить. Говорил, например, о том, что в данный момент общаюсь с ней по телефону, сидя в семейных трусах, или, что меня прямо сейчас закидывают тухлыми помидорами в Самаре...  Рассказываю Жанне только то, что определенно ей понравится и поднимет настроение. Совсем недавно у нее было расстройство речевой функции, она не могла дышать, не могла говорить... И когда слышишь этот смех, поверьте, вопрос о ее самочувствии сам отпадает». Примерно за год до болезни певицы Отар встретился с ней в московском ресторане. «Жанна сидела с ноутбуком, работала, а я упрекнул подругу в том, что у нее в последнее время нет новых песен – мол, одна «Ла-ла-ла», – вспоминает Кушанашвили с улыбкой. – Мы посмеялись, и она похвасталась, что как раз появились новые авторы. Дала послушать абсолютно свежую песню, еще не сведенную на студии. Как сейчас помню, там были такие слова: «Вот увидишь, какой я стану». Жанна тогда очень ею гордилась. Уверен, мы услышим ее в самое ближайшее время…»