За круглым столом в ресторане Pinocchio собрались (слева направо): вице-президент Гильдии актеров кино Наталья Дрожжина, вице-президент национальной экспертной палаты Михаил Цивин, редактор Оксана Шульга, актриса Галина Стаханова и певица Роксана Бабаян
За круглым столом в ресторане Pinocchio собрались (слева направо): вице-президент Гильдии актеров кино Наталья Дрожжина, вице-президент национальной экспертной палаты Михаил Цивин, редактор Оксана Шульга, актриса Галина Стаханова и певица Роксана Бабаян // Фото: Сергей Миланский

Фильмы с их участием не сходят с телеэкранов не один десяток лет. И живи они, скажем, в Голливуде, купались бы в роскоши. Но многие легенды нашего кино коротают век в одиночестве, считая каждую копейку. О них вспоминают, лишь когда слышат в новостях об очередной трагедии. Александр Белявский, который после инсульта потерял речь, выпал из окна. Наталья Кустинская была много лет прикована к постели и не имела должного ухода.
Татьяна Самойлова боролась с тяжелой болезнью и очень скучала по сыну, который давно живет в Америке…

Как вышло, что эти и другие знаменитости оказались никому не нужны, за круглым столом обсуждают: вице-президент Гильдии актеров кино, актриса Наталья Дрожжина, вице-президент национальной экспертной палаты Михаил Цивин, актриса Галина Стаханова, певица, жена Михаила Державина Роксана Бабаян и редактор отдела спецпроектов «СтарХита» Оксана Шульга.

Обмануть актера легко

Оксана: Почему наши артисты такие незащищенные? Возьмем один из последних примеров: 85-летний Алексей Баталов вынужден бороться с соседом по даче за участок в две сотки, и это отнимает все его силы. Неужели у нас нет структуры, способной помочь артисту?

Наталья: Наша Гильдия как раз сейчас занимается проблемой Баталова. Беда многих актеров в том, что они стесняются рассказать об условиях, в
которые попали. Алексей Владимирович три года не мог заставить себя поделиться с нами своей историей, потому что он человек скромный и интеллигентный…

Оксана: А что уже сделано?

Михаил: Мы предали эту ситуацию огласке, необходимо было воззвать к совести соседа. После программы «Пусть говорят» на «Первом канале» к решению проблемы Алексея Владимировича подключился еще и адвокат Евгений Тонкий. Вместе мы добились, чтобы было открыто дело, собрали все документы. На сегодня проведена комиссия межевания. Уже было несколько судебных заседаний, и мы считаем, что в скором времени будет принято решение о возврате собственности Баталову.

Наталья: Вообще во времена расцвета советского кино совершенно нельзя было предугадать, что звезд ожидает такая старость. Однажды на приеме
в честь юбилея Евгения Жарикова в Доме актера я встретила Любовь Соколову – одну из самых известных актрис второго плана, вспомните ее заведующую детсадом из «Джентльменов удачи» или маму Нади из «Иронии судьбы...». Банкет уже подходил к концу, а я смотрю, она так невзначай в
сумочку банан и яблочко убирает. Перехватила мой взгляд и говорит: «Ой, Наташ, извините, я это домой возьму… Но здесь я не ела». Я чуть не расплакалась – это же страшно.

Роксана: Я вам скажу, что и новое поколение столь же наивно. У меня рядом с домом Щукинское училище каждый год вижу огромное количество ребят, которые хотят поступить.

Наталья: 200 человек на место!

Роксана: Они идут и думают, что на них посыплются золотые монеты, цветы, слава, поклонники…

Галина: Вот как раз вчера я была во ВГИКе на озвучании – помогала студентке, ее сокурсницы смотрели на меня с таким восторгом! А чего восторгаться? Идет бабка с клюшкой, вместо заслуженного отдыха – постоянная работа. Одна съемка сменяет другую. О чем фильм, порой не успеваешь понять.

Наталья: Но в наше время актрисы хотя бы выходят замуж, рожают, стараются заработать на сериалах, думают о будущем. Однажды Лидия Смирнова, знаменитая сваха из «Женитьбы Бальзаминова», призналась, что самое страшное для нее – умирать без детей. Кто бы за человеком ни ухаживал и
кто бы ему ни помогал, ближе и роднее нет. У Лидии Михайловны была племянница, которая появилась в жизни актрисы на старости лет. Предложила ухаживать за ней, а на деле переписала на себя все имущество актрисы. Когда Лидия Николаевна узнала, что ей ничего не принадлежит, она так рыдала! Обмануть актера очень легко, и все этим пользуются.

Роксана: И мы опять упираемся в нашу нищету… Вот представьте, чтобы Роберта Де Ниро так обманули! У него есть адвокаты, он миллионер и знает, что защищен по всем фронтам. А у нас все так и будет продолжаться, пока у государства не появится понимание, что актер – это зона риска, его нужно защищать независимо от того, сколько денег у него на счету.

Михаил: Согласен, и одинокие люди должны быть защищены особенно. Если пожилые актеры оказываются не нужны родственникам и не могут за собой ухаживать, надо перевозить их в дома престарелых, с медицинской помощью, с хорошими условиями. Более того, такое место было – дом ветеранов кино в Матвеевском. Но его практически уничтожили, из трех этажей оставили один.

Здоровье дороже денег

Оксана: Вы все получаете пенсию, но вынуждены работать. Скажите, сколько государство готово платить людям искусства?

Михаил: Оксана, государство не готово, но со скрипом платит.

Галина: У меня пенсия 11,5 тыс. рублей. И если бы она была больше хотя бы в три раза, это избавило бы меня от необходимости работать так много. Я живу в небольшой двушке вместе с дочкой и внучкой. Вкалываю, чтобы хватало.

Наталья: Я пришла в Дом кино оформлять пенсию и встретила там заслуженную артистку России Галину Яцкину, звезду фильмов «Уроки французского» и «Женщины». Так вот мы выяснили, что и она, и я, без званий, будем получать одни и те же деньги! Даже за звания не прибавляют. Я стала оформлять бумаги как ветеран труда.

Михаил: Но это возможно, только если у вас есть награды, грамоты от серьезных организаций.

Наталья: Это очень тяжело. Надо собрать все документы, дать подлинники наград. Все заверить. И как думаете, сколько мне добавили? 300 рублей.
Больше потратила на троллейбусы.

Галина: Сейчас сколько каждый раз прибавляют? Копейки! И тут же поднимают квартплату. Вот, с 1 июля опять цены выросли!

Наталья: Помню, только повысили пенсию, я стояла в очереди в театральном буфете, впереди меня актриса брала чай, посмотрела на бутербродик с икрой за 300 рублей и говорит: «Вот теперь я могу себе его позволить, пенсию-то прибавили».

Оксана: Все же странно, как можно платить такой мизер людям, у которых рабочий день длится минимум 12 часов. Роксана, скажите, ваш муж Михаил Державин во сколько возвращается с работы?

Роксана: Ближе к полуночи. Не надо забывать, что артисты выходят на сцену в любом состоянии. Сколько раз Мих Мих выступал с температурой 40! И сколько было гастрольных переездов в поездах с выбитыми стеклами. Кто это может оценить в деньгах?

Галина: Недавно на гастролях я так плохо себя чувствовала, что встать не могла. Напилась таблеток, как отыграла – даже и не помню. Как я могла поступить иначе? И, знаете, я стала замечать, что у нас в стране много добрых людей. У меня слезы на глаза навернулись, когда я увидела такую картину: старушка открывает кошелечек и отдает, возможно, последнюю тысячу из своей жалкой пенсии беженцам из Украины. Им сейчас нужнее. Так что пока государство принимает новые законы, мы уже сейчас можем стать неравнодушными к чужой беде. Мы должны видеть, а не спрашивать и не ждать просьбы о помощи, а помогать! Тогда еще есть шанс, что оставшиеся актеры смогут дожить эту жизнь счастливо!..