Елена Воробей и Артур Рыбакин
Елена Воробей и Артур Рыбакин // Фото: Артур Тагиров

Раннее воскресное утро. В клинику с вывеской «СПИК» в одном из арбатских переулков заходит Елена Воробей. Что же это за доктор, ради которого звезды встают ни свет ни заря, думаю я, здороваясь с артисткой. «После того как Артур Владимирович помог Пугачевой и Орбакайте, о нем узнала вся
страна, – рассказывает мне Елена. – Я подумала: если решусь на операцию, то только у него».

У доктора Рыбакина Воробей наблюдается уже несколько лет. Секрета из своей операции артистка не делает, мы заходим на прием вместе. Роскошный, хоть и небольшой, кабинет меньше всего напоминает больницу. Стулья – как те, за которыми охотился Бендер, стол из дорогих пород дерева, на нем импланты разных размеров. На стене – на почетном месте – две фотографии в багетных рамах. На одной Артур Рыбакин с Аллой Пугачевой, на второй – с Кристиной Орбакайте.

Хирург нас приветствует, приглашает присесть. И приступает к осмотру носа Елены, который он прооперировал два года назад.

– С носом все в порядке, – уверенно говорит Артур Владимирович. – Он приобрел свою окончательную форму и больше меняться не будет.

– Я думала, результаты пластики видны гораздо раньше, – удивленно говорю я.

– Полностью они видны через год после операции, иногда немного позже, – говорит актриса.

– Надо сказать, что Елена была послушной пациенткой и все мои рекомендации выполняла беспрекословно, – продолжает Артур.

– И до сих пор выполняю, – подтверждает Елена. – Приезжаю на осмотр регулярно. Вот сейчас опаздываю в аэропорт, улетаю выступать в Сочи, но по плану должна была показаться доктору. Убрать горбинку на носу мне давно хотелось. Но все откладывала и долгое время не пыталась разыскать чудо-доктора. Пока не услышала о Рыбакине еще раз – от Сергея Дроботенко. Как-то встретились с Сережей за обедом в ресторане. Дроботенко
смотрит на меня, улыбается загадочно и говорит: «Ничего нового во мне не замечаешь?» – «Нет», – отвечаю озадаченно. «Я сделал ринопластику
у Рыбакина!» Результат работы хирурга был настолько идеальным, что я твердо решила: пора себя изменить.

– Я, конечно, стал отговаривать Елену от операции, – говорит Артур. – Она и так прекрасно выглядела, и я дал ей неделю на размышление. Думал, откажется, но Лена вернулась в клинику.

– Операция проходила ночью, – продолжает Воробей. – Артур Владимирович объяснил, что так, пробудившись после операции утром, человек не сбивает биоритмы. И правда, наутро я проснулась, как после сна. Было больно, но я же терпеливая. Терпела и ждала, когда можно будет снять бинты. В клинике я лежала дня четыре, а потом меня отпустили домой. После этого я много раз приходила на осмотр. Сегодня финальный визит.

Артур Владимирович провожает артистку и приглашает меня в кресло пациента.

Первая звезда

– Что будем делать? – шутит доктор.

– Для начала – поговорим. Насколько я знаю, первым вашим звездным клиентом была Алла Пугачева. Вы подтверждали это, но никогда не рассказывали подробности…

– 10 лет назад Алла Борисовна давала концерт в Петербурге, и я попросил общих друзей нас познакомить. Она согласилась и назначила встречу – в гримерке, сразу после выступления. Пришел к Примадонне за кулисы, поздоровался... Пугачева разговаривала вежливо, обращалась ко мне по имени-отчеству. В ее голосе была уверенность – никакого волнения. Оказалось, что она уже давно искала доктора, который бы помог ей навсегда избавиться от проблемы второго подбородка. Примадонна сама назначила дату операции и в указанный день прилетела в Питер (Рыбакин открыл клинику в родном Санкт-Петербурге в 1994 году, а в Москве – через 10 лет. – Прим. «СтарХита»). Я был покорен ее пунктуальностью.