Во время прогулки на сигвеях мы проезжали самые красивые места Иерусалима и любовались видом на Старый город
Во время прогулки на сигвеях мы проезжали самые красивые места Иерусалима и любовались видом на Старый город // Фото: Игорь Гуревич

Ползу на четвереньках!

Мы прилетели в Тель-Авив, передохнули в отеле «Давид Интерконтиненталь», а потом отправились в древнюю столицу Королевства крестоносцев – город Акко. Любопытство не дало Ксении послушать гида. Подхватив мужа под руку, она понеслась осматривать коридоры, залы, колонны… Максим не выдержал: «А давайте не будем все подстраиваться под Ксюшу!» – и демонстративно отстал. И зря: когда мы по цепочке полезли по туннелю, как это делали когда-то контрабандисты, он оказался последним. Уже выбравшись, мы все еще слышали его отчаянное: «Ползу на четвереньках!» Очутившись среди нас, он выдохнул: «Чуть там не остался!» Ксюша отреагировала: «У тебя клаустрофобия?» Муж засмеялся: «Приятно познакомиться!»

На рынке гид остановился у маленькой кондитерской с пахлавой, кнафе, рахат-лукумом и посоветовал: «Попробуйте!» Ксюша моментально бросила взгляд на мусорные баки неподалеку и стаи снующих по рынку кошек. Но у всех давно урчало в животе, да и экскурсовод успокоил: «Есть здесь можно!» Мы принялись выбирать сладости. Ксения так и норовила попробовать все. Максим взмолился: «Ксюша, остановись!» Усадил ее за столик, сам выбрал вкусности и преподнес ей на тарелке.

Аппетит в Израиле у всех был что надо. Нагулявшись, мы вечерами уминали хумус, пасту, фалафель, салаты, рыбу… И, запивая вином, под шум моря предавались воспоминаниям. Как-то Ксения рассказала: «В 15 лет я вечно убегала от секьюрити, которых приставлял ко мне отец. Пряталась в метро, магазинах. Парням за это влетало. Но один бодигард подобрал ключик. Я тогда покуривала втайне от родителей. И он подарил мне дорогую зажигалку «Зиппо». Я была страшно довольна! А он обеспечил себе спокойный сон».

Из-за насыщенной культурной программы позагорать и полностью расслабиться Ксении удалось только на яхте
Из-за насыщенной культурной программы позагорать и полностью расслабиться Ксении удалось только на яхте // Фото: Игорь Гуревич
На яхте разгорелся жаркий спор по поводу стоящего в порту судна Абрамовича
На яхте разгорелся жаркий спор по поводу стоящего в порту судна Абрамовича // Фото: Игорь Гуревич
Купание в открытом море спасло Ксению от внезапно начавшейся морской болезни
Купание в открытом море спасло Ксению от внезапно начавшейся морской болезни // Фото: Игорь Гуревич

При чем тут Абрамович?

Приехав в Тверию, Ксения бросила вещи в номер отеля Scots, что на берегу Тивериадского озера, и отправилась в спортзал отрабатывать съеденное накануне. «На диете не сижу, это слишком сложно с моим режимом дня, – пояснила она для меня. – В Москве почти каждый день бегаю на Воробьевых горах. Правда, одна. Муж больше любит дорожку в спортзале». Что эффективнее, проверили на экскурсии в город Бейт-Шеан. У подножия лестницы древнеримского амфитеатра Ксюша предложила мужу: «А давай, кто быстрее поднимется! Раз, два, три!» – и рванула вверх по огромным ступеням. В
середине пути Максим безнадежно отстал.

Экскурсия по центру Иерусалима была на сигвеях. «Не надо нам инструкций, мы итак все знаем – «прямо», «влево» и «направо». Поехали!» – как всегда торопила Собчак. В какой-то момент, укатив вперед, она задела колесом бордюр – и упала на асфальт. «Что и требовалось доказать», – констатировал Виторган. Но поспешил к жене, помог подняться, приложил бутылку с холодной водой к ушибленной коленке. Ксюша рассмеялась: «Есть в мире еврейская справедливость!»

На смотровой площадке, любуясь Старым городом, мы слушали, как когда-то, дабы расширить район заселения, дома на окраине жителям отдавали даром. «Вот вам когда-нибудь дарили квартиру?» – спросил гид. Все отрицательно помотали головами. А Ксения загадочно улыбнулась: «В моей жизни были разные периоды!» Вечером мы отправились в пустыню, на оперный фестиваль, где под шикарное световое шоу звучала музыка Верди. Завершилось путешествие в Тель-Авиве прогулкой на паруснике. Капитан показал стоящую в порту яхту Абрамовича. А Ксения заспорила: «Во-первых, маловата, во-вторых, у Романа Аркадьевича две яхты – и это не одна из них!» Дискуссия затихла в открытом море: всех быстро укачало. Только Виторган продолжал почитывать Шопенгауэра и советовал жене смотреть вдаль и дышать глубже. Спасло нас купание в прохладном море. Так  что на последний ужин мы отправились бодрячком.

Потом Максим удалился смотреть футбол – в тот день на чемпионате мира французская сборная разнесла Гондурас со счетом 3:0. А мы с Ксенией заказали ее любимый охлажденный кофе и поговорили о жизни.

Ксения у Церкви первенства Святого Петра на фоне Галилейского моря
Ксения у Церкви первенства Святого Петра на фоне Галилейского моря // Фото: Игорь Гуревич
В эту поездку Максим забыл взять фотоаппарат, поэтому любимую модель снимал на мобильник
В эту поездку Максим забыл взять фотоаппарат, поэтому любимую модель снимал на мобильник // Фото: Игорь Гуревич

Моих слез никто не видит

– Ксюша, а ты сама футбол еще не полюбила?

– Предпочитаю заниматься спортом, а не наблюдать, как это делают другие. Еще могу понять, зачем люди смотрят порно – там наверняка можно чему-то научиться. А тут – 22 потных мужика бегают за мячом по полю... Но за компанию с Максимом могу и потерпеть.

– Как уживаются в тебе покорная жена и железная леди?

– Оля, иногда так хочется побыть слабой! Мне нравится подчиняться Максиму. Он человек, который не слабее меня в интеллектуальном плане, а может, и посильнее. Практически каждый день учит меня жить! Это на чувственном уровне. Умению уступать, успокаиваться, сглаживать углы, быть нормальным человеком.

– Скажи, а это обязательно – если любишь, идти в загс?

– Штамп для меня мало что значит. Да и для Максима, думаю, тоже. Например, с первой, гражданской женой Викторией, которая родила ему двоих детей, он общается гораздо больше, чем со второй, официальной – Натальей.

– Ты ревнивая?

– Очень! Но если ревную, то всегда молча, внутри себя. Чтобы никого своими эмоциями не задевать. Иногда что-то, конечно, прорывается наружу. Но
по большому счету Максим не дает мне поводов для ревности. Мы с ним даже не ссоримся! Слез моих тоже никто не видит – плачу не часто, и в такие мо-
менты люблю побыть одна.

– Как считаешь, сильно тебя изменило замужество?

– Изменил не сам факт. Не может изменить какой-то единоразовый акт в жизни. Что-то долгое – может. Долгое состояние влюбленности и любви делает мягче, лучше, ты начинаешь как-то светиться изнутри. Как собака, которую берут с улицы: ее всю жизнь били, она огрызается, гавкает, гадит на пол. Потом со временем понимает, что ее перестали бить, поят молочком, гладят. Она еще пару раз укусит за руку, но, если иметь терпение, через какое-то время станет домашней собакой. Мне кажется, со мной происходит примерно тот же процесс.

– В прошлом году вы с Максимом в Иерусалиме пошли к Стене Плача, в этом – проехали по монастырям… Ты о чем-то просила Бога?

– Для меня святые места – прежде всего достопримечательности. Так что ни о чем не просила и записок не оставляла. Я не очень верю в то, что связь с Богом здесь сильнее всего. Я не атеистка, но считаю, что попросить можно и в любом месте.

– Cудя по ритму, который ты задавала нам всем на этой неделе, тратить время зря ты не привыкла ни на работе, ни на отдыхе.

– Дело не в том, что я все время куда-то спешу, – просто очень не люблю, когда мое время тратится впустую. Не зря ведь, когда человека сажают в тюрьму, он лишается прежде всего времени. Я же хочу каждую минуту тратить с умом. Вот и планирую свой день так, чтоб успеть максимально много – при том, что вставать рано не люблю: мне бы поспать подольше! Иногда успеваю готовить завтраки для нас с Максимом. А если нет, по пути заезжаю в
свое кафе «Бублик».

– Ты как-то говорила мне, что и второй «Бублик» на подходе?

– Кафе уже работает в тестовом режиме в Романовом переулке. Каждый может туда прийти, попробовать любые блюда и оставить отзывы. Я лично участвую в проработке меню, подборе шеф-повара и дизайне.

Прогулка на сигвеях по Иерусалиму закончилась красочным падением Ксении, не желающей слушать инструкции
Прогулка на сигвеях по Иерусалиму закончилась красочным падением Ксении, не желающей слушать инструкции // Фото: Игорь Гуревич
В Монастыре Святого Креста Собчак поразила тишина, отсутствие толп туристов и... овчарка, охраняющая верхние ярусы
В Монастыре Святого Креста Собчак поразила тишина, отсутствие толп туристов и... овчарка, охраняющая верхние ярусы // Фото: Игорь Гуревич
В одном из монастырей Собчак заинтересовала древняя молитва. Был и русский перевод
В одном из монастырей Собчак заинтересовала древняя молитва. Был и русский перевод // Фото: Игорь Гуревич

Хочется быть ближе к земле

– А дом в коттеджном поселке American dream, купленный весной, успела обустроить?

– Хорошо, если в ноябре сможем устроить новоселье! Я продолжаю подбирать интерьер, покупаю всякие декоративные штучки. Это женское занятие. Максим, кстати, может и шкафчик собрать, и полку повесить. Он это все умеет.

– Если вы туда переберетесь, кто будет жить в доме на Рублевке?

– Туда недавно переехала моя мама. Если иметь в виду работу, мне гораздо удобнее в городе: добираться днем из Подмосковья в центр нереально
долго – так же как и выбираться обратно по вечерам. В пробках стоять ненавижу! Квартиру в Москва-Сити я продала около месяца назад. Хочется жить ближе к земле – так безопаснее.

– Семейная жизнь делает человека осмотрительнее. Кстати, ты теперь куда реже появляешься на светских мероприятиях!

– Я и раньше появлялась только по работе. Мне интереснее сходить с Максимом в театр или кино, или просто остаться вдвоем дома. Кстати, в июле слетаем в Нью-Йорк. Специально на спектакль «Старуха» Роберта Уилсона по повести Даниила Хармса с Михаилом Барышниковым и Уиллемом Дефо в главных ролях. А после останемся отдохнуть на несколько дней.

– Как думаешь, что будешь рассказывать друзьям о нашей поездке в Израиль? В прошлом году, помнится, хвасталась, как с дельфинами поплавала...

– Я никогда раньше не слушала оперу в пустыне. Дело даже не в том, что это была «Травиата». Я впечатлилась размахом действа. Это ж надо было под оперный фестиваль построить целый городок! Все эти кафешки, создающие непередаваемый местный колорит… Если честно, я не любитель оперы и вообще не меломан – включаю в машине, что придется, фоном. Но ощущение, что ты в пустыне слушаешь, как целый симфонический оркестр играет Верди, – это что-то невероятное… И этот заряд настоящего патриотизма, когда зал встает и поет вместе с дирижером гимн.