Антон и Виктория Макарские
Антон и Виктория Макарские. // Фото: Личный архив Антона и Виктории Макарских

Виктория: Я улетела в Израиль сразу же, как только узнала о беременности. Можно сказать, первым рейсом. Здесь у меня совсем иная жизнь, не такая, как в Москве, –
уединение и полноценные молитвы каждый день. Уверена: именно это сейчас необходимо нашему ребенку!

Антон: Одно из самых любимых наших мест в Иерусалиме – Горненский монастырь. Мечтаю, чтобы Вика получила благословение пожить там. В мае я на целый месяц улечу на съемки в Россию. Надеюсь, это время Вика проведет там. В монастыре много работы с цветами – он просто утопает в них, словно ты в раю. А у Вики здорово получается ухаживать за растениями.

– Как вы считаете, вера в Бога в итоге помогла вам зачать ребенка?

Антон: Да, можно сказать, что мы его вымолили.
Виктория: После того как я забеременела, многие неверующие врачи призадумались. Нас ведь знают все специалисты по бесплодию в Москве. Чего только мы не предпринимали! Один раз я даже решилась на ЭКО (экстракорпоральное оплодотворение, «ребенок из пробирки». – Прим.StarHit), но мой организм отреагировал  на подготовительные уколы редким образом – «синдромом гиперстимуляции». Врачи потом сказали, что это бывает чуть ли не у одной пациентки на миллион. Я чудом осталась жива... Казалось, надежды у нас больше нет. И это при том, что все анализы – в норме.
Тогда мы обратились к докторам в Израиле. Доктор Вайсман, лучший специалист в этой области, изучив нашу «историю болезни», вообще наотрез отказался делать ЭКО. Сказал, что он не имеет права при таких замечательных показателях здоровья вмешиваться в мой организм с гормональной стимуляцией. Получилось так: я здорова, Антон тоже, а ребенка все нет…
Тогда мы решились поехать в город Болгар (он стоит на берегу Волги, недалеко от Казани. – Прим. StarHit), в Свято-Авраамиевскую церковь к старцу Владимиру Головину, чтобы узнать волю Божью в отношении нас. Дело было 29 мая 2011 года. Прождали в храме с раннего утра и до полуночи – столько народу к нему едет со всей России! Старец, увидев нас, сразу сказал, что к врачам нам ходить не надо было – не тот случай. И что очень скоро будет у нас ребенок! Надо только молиться!
Когда мы вернулись из Болгара – вообще чудеса начались. Нам позвонила игуменья Симферопольского Свято-Троицкого монастыря матушка Евсевия и сказала: «Вы должны постоянно исповедоваться и причащаться, потому что скоро у вас будет малыш». Для людей неверующих это, конечно, загадка и непостижимое чудо: как в двух разных монастырях одновременно узнали о скором рождении нашего ребенка? Но для нас это означало только одно – Бог услышал наши молитвы!
После этого звонка каждый месяц нам стали приходить посылки из Свято-Троицкого монастыря: в них были травы, еда, питье и строгий наказ все это принимать. Так мы и делали.

– Наверное, еще и какую-то особую молитву читали?

Антон: Старец Владимир Головин благословил нас читать акафист Пресвятой Богородице «Нечаянная Радость». Это нужно было делать каждое воскресенье, в 20.30 по московскому времени. Оказывается, в это время во всем мире люди читают этот акафист, чтобы Бог даровал им детей.

– А до этого вы ездили по святым местам?

Виктория: Да, конечно, вот уже 4 года мы постоянно  ездим окунаться в святые источники.
Антон: Только один раз я запретил Вике это делать, когда мороз был минус 25. Но сам окунулся.  И, конечно, нам посчастливилось побывать в уникальных для каждого верующего человека местах: у святых мощей Преподобного Сергия Радонежского в Сергиевом Посаде, у мощей Иоанна Кормянского в Белоруссии. В Карелии мы молились у мощей Александра Свирского, в Сан-Франциско – у мощей Иоанна Шанхайского. В Звенигороде поклонялись Саввушке Сторожевскому, в Болгаре – Авраамию Болгарскому. Ездили к Матронушке, приложились к Поясу Пресвятой Богородицы и, конечно, неоднократно молились у Гроба Господня в Иерусалиме...
– Ваш духовный отец много лет говорил вам, что не стоит торопить события. Сейчас он вас поздравил?

Антон: Я уверен, что нашему духовнику, батюшке Алексию, открыты очень многие вещи о нас. Он знал, что все будет так и тогда, когда угодно Богу. Много лет он нас вдохновлял и не позволял унывать.
Виктория: А я уверена, что деликатность нашего батюшки просто не позволяла сказать нам «в лоб», что мы еще духовно не доросли до ребенка. Я ведь вообще никогда не беременела, что в моем возрасте, согласитесь, странно и необъяснимо с медицинской точки зрения.

Рожать будем вместе!

– Как протекает беременность?

Антон: Теперь в нашей жизни два состояния: тошнит Вику или нет. Когда токсикоз отступает – праздник! Гуляем, едем куда-нибудь, песни сочиняем.
Виктория: Токсикоз – это нечто. Мне посочувствует лишь та, кто его испытала. Когда я впервые прочувствовала все эти «прелести», подумала, что жить вот так 9 месяцев – просто невозможно!
С беременностью у меня полностью изменились вкусовые пристрастия. Кто меня знает, поймет: теперь я на селедку и вяленую рыбу даже смотреть не могу! А ведь  раньше завтракала, обедала и ужинала этими «деликатесами». Сейчас у меня всегда полная сумка леденцов и бутылка боржоми в руке. Зато это вечно токсикозное  состояние  радует врача – мой вес держится в норме.
Антон: Главное – мы регулярно ходим на обследования, слава богу, все в порядке!

– Как еще изменилась ваша жизнь с беременностью Виктории?

Антон: Теперь наш «Живой концерт Макарских» временно стал моим сольным. Но... Вика умудряется с нашим гениальным звукорежиссером Маклаудом отстраивать свой микрофон перед концертом и поет по телефону из Израиля. Зрители в восторге

– Пол малыша уже известен?

Антон: Нет, но я почему-то уверен, что будет у нас Марья Антоновна.
Виктория: Однажды, еще в первый год нашего знакомства, мне приснилась очень красивая девочка, копия Антона, только с ярко-синими глазами. Она серьезно попросила меня, чтобы ее назвали Мария. Я проснулась, потрясенная реальностью сна, растолкала Антошу и спросила, как мы назовем нашу дочь?
Антон: Спросонья я сразу ответил: «Маша».

– Рожать планируете в Израиле?

Антон: Думаю, да. По крайней мере, всю беременность Вика проведет здесь. Я же постоянно на съемках, а в Израиле живет моя мама, которая заботится о Вике, как о родной дочке. К тому же летом сюда прилетят моя любимая теща, мой дед и много наших родственников.
Виктория: В конце августа у Антона наконец-то закончатся съемки, и он приедет к нам. Очень надеюсь, все сложится так, что рожать мы будем вместе!