Александр Пороховщиков сейчас находится в больнице
Александр Пороховщиков сейчас находится в больнице. // Фото: Starface

Я не лезла в ее личную жизнь, для меня она была прежде всего коллегой. «Скажи, что от меня, что Ира Пороховщикова просила помочь», – она запросто делилась контактами людей, чьи комментарии для очередного материала мне были срочно нужны. И ее, похоже, тоже знало пол-Москвы: «Вам Ирочка мой номер дала? Конечно-конечно, помогу…» Она много лет проработала на телевидении. Коллеги ее обожали и очень ценили. В  начале карьеры она работала редактором в программе «Моя семья», ей выдали пейджер с абонентским номером «irochka». А титры программы «Как уходили кумиры» начинались со строчки: «Благодарим Ирину Пороховщикову...»
Мы познакомились лет пять назад – Ира тогда занималась связями с прессой в одной кинокомпании. Созванивались, чтобы обсудить интервью с актерами, а потом болтали просто за жизнь. Она была в курсе всех событий, могла поддержать любую беседу. Всегда участливая, отзывчивая, очень активная. Наше знакомство так и осталось только телефонным, хотя мы постоянно говорили, что надо бы где-то встретиться и попить кофе. По голосу ей можно было дать лет 20–25, и я не сразу сопоставила, что Ира Пороховщикова, с которой мы обмениваемся новостями и контактами, – жена актера Пороховщикова. Это как-то случайно выяснилось за очередным разговором и ужасно Иру позабавило: «Ты не знала? Я уже 30 лет его жена, я с 15 лет ему жена!»  «Подожди, а сейчас тебе сколько?» – вырвалось у меня. Вместо ответа она стала вспоминать, как еще школьницей пришла работать в Театр Пушкина костюмершей, как встретила Сашу, и сколько ей пришлось выстрадать за счастье быть с ним. Эта лавстори вызывала всегда много вопросов. Уже после гибели Ирины стало известно, что  дата ее рождения  – 14.12.1962,  значит, было ей не 42 года, как сообщали все СМИ, и получается, что и страстный роман Пороховщиков закрутил не с девочкой-подростком. Но что можно не подвергать сомнению – это страсти, которые бушевали в семье. «Каждая секунда в наших отношениях – пиковый момент, – говорил Александр Шалвович в интервью, –
зато каждую вторую секунду мы счастливы. Покоя нет, но в этом-то и прелесть».
Последние два года словно какой-то злой рок преследовал Пороховщиковых: смерть Ирининой мамы, суды с ее братом Владимиром за родительскую квартиру на Комсомольском проспекте, суды со сводной сестрой Александра Шалвовича за квартиру на Проспекте Мира. Все тяжбы они выиграли, но... «Саше родственники все здоровье подорвали», – сказала мне Ира в сердцах. В начале февраля она заявила в прессе, что подает на развод с мужем. Пороховщиков после семейной ссоры на несколько дней скрылся на даче, не предупредив Иру, и отключил телефон, а она подняла на ноги полицию, СМИ. Потом 73-летний Александр Шалвович объяснил свою «пропажу» банальной обидой на жену – мол, слишком много шампанского с подругой выпила. Настал черед Ирины обидеться. «Давай как-нибудь потом про мой развод поговорим, а то уже пишут, что это все пиар», – говорила мне Ира. Помню, мы созвонились 1 марта. Я тщетно искала телефон одного продюсера, и она тут же подключилась к поискам. Звонила раз десять: «Не волнуйся, все будет». Номер диктовала уже в час ночи: «Извини, что так поздно, просто завтра буду занята – два года со смерти мамы». Александр Пороховщиков тогда уже лежал в больнице, у него ампутировали часть стопы. Может, так самозабвенно она бросалась решать чужие проблемы, чтобы отвлечься от собственных переживаний?..
Я тогда не могла знать, что это наш последний разговор. 6 марта Пороховщикова сразил ишемический инсульт, его перевели в реанимацию. Я звонила Ире на следующий день, она не ответила. Потом, как всегда, перезвонила сама, но в трубке – тишина. Плохая связь или безмолвное прощание? Ее не стало в ночь с 9-го на 10-е марта. Она повесилась на удлинителе в фамильном особняке Пороховщиковых в Староконюшенном переулке, в том самом, который московское правительство отдало актеру в аренду на 49 лет, чтобы он открыл там музей и театр. Рядом с телом нашли ее предсмертную записку: «Жить без Саши не хочу и не буду». Говорят, Ирина решила покончить с собой после звонка из больницы: ей сообщили, что Александр Шалвович не доживет до утра. И собственная жизнь потеряла для нее всякий смысл.
...Ее похоронили в субботу, 17 марта, на Ваганьковском кладбище рядом с могилой родителей. Александру Шалвовичу, чье состояние врачи оценивают как стабильно тяжелое, родные до сих пор не сказали, что случилось с его девочкой. Чтобы от горя не оборвалась еще одна жизнь.