Даниил Гранин
Даниил Гранин // Фото: Михаил Садчиков-младший

Сегодня ночью в Петербурге скончался один из самых знаменитых российских писателей – Даниил Гранин, автор «Блокадной книги», произведений «Мой лейтенант» и «Иду на грозу». Для России Гранин – бриллиант, великолепный мыслитель, философ. Он потряс весь мир своей речью о блокаде в Бундестаге в 2014 году, а в начале июня Президент России встречался с ним, чтобы вручить премию за выдающиеся достижения в области гуманитарной деятельности.

Корреспондент «СтарХита» много раз виделся с Даниилом Александровичем, который даже в 98 лет продолжал активно работать, выступать на публике, а также поражать читателей и слушателей интересными мыслями, которые останутся в веках. Мы вспоминаем самые яркие высказывания литератора.

«Я часто отмечаю, что я не блокадник, я – фронтовик. Но все, что связано с блокадой имеет для меня большое значение в жизни. 

Для участников войны Рейхстаг был словно в тумане – некая конечная точка войны. Да, он существовал: сначала недоверчиво, потом вообще пропал, потом появился вновь. Когда меня пригласили выступить в Германию спустя много лет, и я вошел в Рейхстаг, меня охватило странное чувство – вот он, финал огромных событий, связанных с моей войной. Я сделал это и прошел до конца! 

Выступая в Германии, я почувствовал, что немцы не знают и не понимают, что пережили люди в блокадном Ленинграде. Они жили в необычных условиях, это были даже не пещерные и не первобытные условия, а условия несовместимые с человеческой жизнью. Поэтому я попытался рассказать немцам про воду, про еду, про свет, про канализацию и про всю ту невыносимую ситуацию, в которой вдруг очутились простые люди в своих домах.
Гранин заставил плакать немецких политиков
Гранин заставил плакать немецких политиков // Фото: Михаил Садчиков-младший

Сегодня проблема чтения стоит очень остро, ведь в молодых людях утвердилось клиповое сознание – они хотят узнать все быстро и кратко. Хотят этого писатели или нет, но наши произведения должны быть сокращены до минимума, чтобы нас хоть кто-то прочитал.

Мы живем в очень непростое время, переживаем из-за постоянных обид, глупости, хамства. При этом люди забывают, что жизнь коротка, хрупка и в любую минуту может оборваться. Забываем даренную нам жизнь воспринимать как чудо, а чудо не может быть несчастьем, чудо – всегда высшее благо.
Гранин старался не думать о возрасте
Гранин старался не думать о возрасте // Фото: Михаил Садчиков-младший

Я научился и продолжаю воспринимать собственную жизнь как благо. Можно ведь жить счастливо, а можно в несчастьях, можно себя терзать, а можно - наслаждаться.

Как-то у нас с одной молодой женщиной зашел разговор о счастье, которая, поспорив со мной, неожиданно говорит: «Я поняла, что такое счастье!» И произнесла фразу: «Счастье – это я сейчас!» И ведь действительно - то, что я существую, что здоров, что могу смеяться, что могу любить…. Таких граней счастья великое множество! А ведь мы счастье обычно ассоциируем с прошлым: «Вот тогда я точно был счастлив». Или - со светлым будущим: «Я желаю вам счастья, надеюсь, что и сам буду счастливым». Но, согласитесь: в этом пропадает «сейчас».

Гранин - обладатель Государственной премии
Гранин - обладатель Государственной премии // Фото: Михаил Садчиков-младший

Для меня Пушкин всегда был образцом доброты, он ведь никогда не ругал коллег по цеху, всем радовался и всех приветствовал. Многие говорят, что любят Пушкина, хотя порой не понимают – а за что? Если вникнуть: за любовь к жизни! 

Про нашу с Алесем Адамовичем «Блокадную книгу» написано очень много – для меня это тяжелая работа, я ведь не сразу согласился с Алесем на такую работу. О блокаде уже столько было показано, рассказано, написано, поэтому мне казалось, что ничего нового сказать невозможно. Но воспоминания блокадников потрясли своей правдой, высокими чувствами, поразительными деталями. Неудивительно, что у тогдашнего партийного руководства наша книга не вызвала радости – оно посчитало, что книга слишком натуралистична, откровенная, что она снижает накал подвига советских людей. А когда они узнали, что мы описываем ужасы голода, муки горожан, возмутились: зачем это нужно, зачем эти авторы покушаются на героизм, на стойкость, на значение подвига ленинградцев.
«Блокадная книга» вышла в 1977 году
«Блокадная книга» вышла в 1977 году // Фото: Михаил Садчиков-младший

Мне 98 лет, но я не хочу быть примером и стараюсь не думать про возраст и про свое самочувствие в целом. Конечно, бывают моменты трудные, но у меня не было рецептов здоровья и работоспособности. Просто я стараюсь жить так, чтобы сегодняшний день был самым счастливым днем в моей жизни.

Меня часто спрашивают: «Как вы в таком возрасте работаете?» А для меня это жизнь, я не могу без этого, пишу каждый день. А какую книгу пишу – пока тайна, все узнаете».

Даниил Гранин устраивал встречи с читателями
Даниил Гранин устраивал встречи с читателями // Фото: Михаил Садчиков-младший