Наташа Королева надеется, что в ближайшее время запрет на ее въезд на родину будет снят
Наташа Королева надеется, что в ближайшее время запрет на ее въезд на родину будет снят

Наташе много раз приходилось быть сильной, доказывая себе и окружающим, что нет ниче­го невозможного. Несколько недель назад, когда Королева готовилась к концерту «Магия «Л», который прой­дет в Кремле 10 декабря, ей запретили въезд на Украину и фактически разлу­чили с семьей на пять лет. Корреспон­денту «СтарХита» Ольге Плетеневой Наташа рассказала три истории, ког­да она была на грани отчаяния.

Чужая среди своих

– Никогда не думала, что у меня столь­ко врагов, – признается Наташа. – Концерт, к которому я шла не один год, стал поводом меня зацепить. Пос­ле Кремля, 14 декабря, должна была выступать в родном Киеве. Земляки мне писали: попробуй приехать, мы тебе устроим «прекрасный» прием. Всю жизнь на Украине я была своей, Наталочкой. И вдруг стала чужой. День, когда на меня свалилась эта но­вость, помню как сейчас. Я по теле­фону давала интервью украинскому изданию. И слышу, как девушка за­молкает и после паузы говорит: «На­таша. Мне сообщили, что вам запретили въезд в страну на пять лет». Причина такая, с подковыркой, яко­бы своим творчеством артистка Ко­ролева представляет угрозу для укра­инского государства. Всю жизнь пою о любви, в политические интриги не ввязываюсь… Сначала я успокоила журналистку, хотя у самой руки дрожали. А окончив разговор, стала ду­мать, как рассказать родным.

«Для семьи это был удар. Понятно, что первой узнала мама, испытала шок. Но больше всего я переживала за бабушку – Софии Николаевне, которая живет в Киеве, 94 года. Услышав, что мне закрыта дорога домой, она не могла в это поверить. Здоровье резко ухудшилось. Бабуля старенькая, сердце барахлит, давление. Пару дней у подъезда дежурила скорая с реанимацией. Сейчас она редко встает, хотя раньше ходила по квартире, что-то готовила. В Москву ее перевезти невозможно – слишком плоха...»

Понятно, что она не одна – там тетя, братья. Но мы с бабушкой всегда были близки, я приезжала минимум раз в полгода. Надеюсь, ситуация изменится. Я наняла адвокатов на Украине, которые пытаются опротестовать это решение. Подготовили пакет документов, который передадим в украинский суд, будет процесс. И по закону во время него я имею право въезжать в страну.

ПАПА, ПРОЩАЙ!

С папой, Владимиром Архиповичем, певица всегда была очень близка
С папой, Владимиром Архиповичем, певица всегда была очень близка // Фото: Личный архив

– 10 февраля моему отцу, Владимиру Архиповичу, исполнилось бы 77 лет. Он умер от лейкемии в 1993 году, когда мне было 20. С папой я всегда чувствовала большее единение, чем с мамой. Не опустила руки, узнав диагноз, хотя была юной, не привыкшей к ударам.

Болезнь отца была вялотекущей, анализы крови «хромали» на протяжении последних 10 лет его жизни. Но особенно сильно на его здоровье повлиял взрыв на Чернобыльской АЭС. После катастрофы режиссер Дворца «Украина» собрал артистов и сказал: «Наш долг – дать концерт для спасателей». Мы отправились в зону, и меня, 12-летнюю девочку, сопровождал папа. Там он и получил дозу радиации, которая оказалась фатальной. Отец продержался еще 8 лет, но это было угасание. Я пыталась спасти его. Хоть тогда не было особых финансовых возможностей, подняла все связи – удалось привезти его в Германию, устроить в лучшую клинику. Но было поздно…

«Когда немецкие врачи сделали все от них зависящее, вызвали меня и признались: «Наташ, если бы на полгода раньше...» Папу выписали, мы вернулись домой. Он прожил еще три месяца. До последних дней не был лежачим больным. По какой-то нелепой случайности отец – хороший педагог, дирижер – умер 1 сентября. Похоронен он в Киеве. Его могила – это место, куда я всегда приезжаю, бывая в родных краях. Скучаю до сих пор. А первые годы после его смерти было ощущение, что вместе с ним ушла часть меня».

ДЕТСКИЙ ВОПРОС

– Я всегда мечтала о большой дружной семье – такой, которая была у меня в детстве. Уже достаточно долгое время мы с мужем Сергеем пытаемся завести второго ребенка. Не оставляем надежды на то, что в стенах нашего дома вновь зазвучит детский смех. Когда у нас родился сын, решили не торопиться – обоим хотелось заниматься карьерой. Работа закружила, прошли годы. Последние несколько лет детский вопрос нас сильно волнует. Хочется девочку, сестренку Архипу. Периодически говорим об этом, поддерживаем друг друга. Были и замершие беременности, и неудачные ЭКО. А биологически часы тикают...

Сыну сейчас 14, он самостоятельный парень, учится в школе за границей – подтягивает языки, привыкает к взрослой жизни. Конечно, ему тяжело, он часто звонит, просит совета, скучает. Мы с Сергеем хотим, чтобы он вырос настоящим мужчиной, который в будущем в случае чего обеспечит нас внуками. Компенсирует, так сказать, собственных детишек. Но пока и сами не отчаиваемся – не задвигаем эту тему в дальний ящик. Есть еще время, чтобы наша с Сергеем мечта осуществилась».

Сын Наташи и Сергея Глушко Архип сейчас учится в школе в Америке, домой приезжает только на каникулы
Сын Наташи и Сергея Глушко Архип сейчас учится в школе в Америке, домой приезжает только на каникулы // Фото: Личный архив