Семья Кобзонов в сборе (слева направо): дочь Наталья с мужем Юрием Раппопортом, внучка Арнелла, Нелли Михайловна, бывшая жена Андрея Екатерина, внучка Полина, нынешняя супруга Андрея Анастасия, внуки Анита и Михаил, Иосиф Давыдович, внучки Мишель и Идэль, сын Андрей. 2009 год
Семья Кобзонов в сборе (слева направо): дочь Наталья с мужем Юрием Раппопортом, внучка Арнелла, Нелли Михайловна, бывшая жена Андрея Екатерина, внучка Полина, нынешняя супруга Андрея Анастасия, внуки Анита и Михаил, Иосиф Давыдович, внучки Мишель и Идэль, сын Андрей. 2009 год. // Фото: Личный архив Иосифа Кобзона

Последний раз артист выступал перед заокеанской публикой в 1994-м, а через год Госдеп США заподозрил Иосифа Кобзона в «возможных связях с российскими организованными преступными группировками» и запретил въезд на территорию Штатов не только ему, но и всей семье. «Мы с Иосифом вместе ходили в американское  посольство на собеседование 15 марта, я улыбалась и смеялась, чтобы его подбодрить, – рассказывает  супруга артиста Нелли Кобзон. – Теперь ждем вердикта».

– Нелли, за все эти годы Иосиф Давыдович неоднократно пытался получить визу в США. Почему для него это так важно?

– Вот обвинили мужа в «опасной» дружбе. Но, поймите, он артист, к нему постоянно подходят люди, фотографируются, подсаживаются за столик в ресторане, он же паспорт у них не проверяет. Иосиф не может быть в ответе за весь мир. И потом, людей, которых ему приписывали в друзья, давно нет в живых – Отари Квантришвили, Япончика... Сейчас для Иосифа самое главное – восстановить справедливость. Кроме того, у нас в Америке много друзей и родственников, они хотят нас видеть.

– А если в визе откажут?

– У меня на все случаи есть фраза: «По-любому будет все хорошо!» Сама с этим живу и мужу каждый день внушаю. Поедем – замечательно, не поедем – поплачем, но жизнь не закончится. Не могу сказать, что мне совсем все равно, самой тоже хочется в Америку… Мы с Иосифом везде бываем вместе, потому что очень тяжело переносим разлуку.

Я всегда из-за него нервничаю

– Когда вы в последний раз надолго расставались?

– В конце марта он на пару дней отпустил меня в Лондон к дочке Наташе, она там шестой год с семьей живет. Ее младшему сыну всего полтора годика. День Алена Джозефа расписан по минутам: например, в 17.15 – полдник, в 18.20 мы его купаем, в 19.25 – ужин. Я говорю дочери: «Наташ, твоему мальчику полтора года, ты все время нервничаешь и смотришь на часы, а моему мальчику 75 скоро будет, и я точно так же нервничаю и смотрю на часы». Вся извелась за эти два дня: сейчас бы кашку Иосифу сварила, таблеточку дала, позвонила бы его доктору. Мы постоянно на связи с врачами.

– Несмотря на болезнь, Кобзон по всей стране концерты дает, в Госдуме заседает, помогает всем. Как его на все хватает?

– Меня это поражает! Я просыпаюсь первая, часов в семь. Хочется чашечку кофе неспешно выпить, новости послушать. Но обычно не удается, потому что то и дело звонит телефон: помогите с номером в гостинице, устройте в больницу –
каждый со своими проблемами. Начинаю разгребать, муж встает часов в 9 – и я передаю ему всю информацию.

– Ругаете супруга за то, что взвалил на себя столько дел?

– Я в последнее время что-то распустилась, иногда позволяю себе критику: «Хоть в чем-то ты можешь не участвовать?» Правда, это абсолютно ничего не меняет. Иосиф всегда делал и продолжает делать то, что считает нужным. Если кто-то из наших друзей думает, что я на мужа воздействую, то уверяю вас – никоим образом. Во-первых, он меня все равно не слушает, во-вторых, сама понимаю, что не права, когда влезаю в его дела, могу публично за это перед ним извиниться. У меня своих тем достаточно – дом, дети, внуки, друзья, поездки. Но сейчас основная моя работа, которую я с удовольствием выполняю, – мужа накормить, нарядить, поцеловать на дорожку, зарядить энергией.