Григорий Лепс
Григорий Лепс // Фото: Starface

Мама знаменитого сочинца, 77-летняя Натэлла Семеновна, обживает новую квартиру в центре города – подарок сына. Корреспондент «СтарХита» Ольга Плетенева побывала в гостях и узнала у Натэллы Семеновны и младшей сестры музыканта, Этери, как Лепс заботится о родных.

– Натэлла Семеновна, трудно привыкали к новому месту?

– Немножко. В старой-то, однокомнатной, я знала, что в каком уголочке лежало. А тут комнат три, иной раз стою и вспоминаю: господи, куда же я что дела! Все новое…
Этери: Была установка от Гриши: мы делаем капитальный ремонт и заново меблируем квартиру. Это уже второй мамин переезд. В первый раз она продала квартиру здесь же, в Сочи, на Красноармейской, где мы с братом росли, чтобы оплатить лечение Гриши в московской клинике.

– Для Григория тут есть уголок?

Этери: Уголок-то есть. Но он никогда не останавливается у нас – едет в «Рэдиссон», а раньше любил «Жемчужину», «Парк Отель», «Черноморье». Мы обижаемся, а он объясняет: «Я ночной человек!» После концертов друзья-сочинцы съезжаются в его любимый ресторан «Дионис» на берегу. Там столы накрывают человек на 30, и Гриша всем, кого хочет увидеть, звонит – приглашает. Он и в Москве ночами не спит. Может кино смотреть, чай пить, к нему приходят – дом всегда открыт. Жена Аня все это понимает, сидит, сколько нужно. А если разговоры мужские, с его разрешения идет отдыхать.

– А как вы встречаете сына, когда он у вас бывает?

Натэлла Семеновна: Не любит он суеты вокруг себя. Первым делом оставит вещи в гостинице и едет на кладбище – к папе, дяде, двоюродному брату. Обязательно купит по дороге цветы, постоит там. Потом уже звонит: «Мам, я через некоторое время буду у тебя!» Обнимет, проскочет по квартире, холодильник откроет: «Что это у тебя тут пусто?» Присядет, минут 15 расспрашивает, деньги на стол положит: «Трать, не волнуйся, чтобы ты ни в чем себе не отказывала. Лекарства пей». И ему уже уезжать пора – к концерту готовиться, внизу такси ждет. Звонит почти каждый день: «Ну как ты?» Я ему говорю: все хорошо. Хотя иногда прихватывало, конечно, приступы бывали.
Этери: Мама под нашим чутким руководством. Когда что-то нужно, я снимаю трубку. Год назад звоню Грише: «Маме очень плохо». Он: «Сегодня же бери билет до Москвы, покажем ее здесь, потом посмотрим». 
Натэлла Семеновна: Меня в Москве обследовали, потом во Франции заменили сердечный клапан. И как я решилась – до сих пор не понимаю! 
Этери: Гришулька все оплатил, везде договорился, я маму только сопровождала. 

– А в это время Натэлле Семеновне как раз готовили новую квартиру?

Этери: Да, пока ездили, мой муж доделывал ремонт. Мама у нас такой человек – у нее друзья, подруги, жить с детьми ей неудобно. Хорошо, что эта квартира подвернулась! Гриша четко обозначил: мама должна быть если не в твоем доме, то настолько рядом, чтоб ты могла в тапочках мгновенно к ней добежать.

– Натэлла Семеновна, у вас в Москве в семье Григория и Анны подрастают две внучки и внук. Часто с ними видитесь?

Натэлла Семеновна: Последний раз – в конце декабря, когда у сына в Москве гостила. Внуки меня, кстати, Натэллой называют. Знаю, кому привезти книгу, кому пижаму, шорты, маечки. Фрукты тоже везу, сухумские мандарины. Еще они очень любят аджику, сыр чечил. Но Аня много сразу не дает. У них с питанием строго – едят по часам. Она с ними очень плотно занимается: они и языки учат, и на плавание ходят. Николь – театралка, когда приезжаем, стихи нам читает, разыгрывает сценки. Ева увлекается балетом, модельные пробы в Италии проходила. Успешно, но Грише вроде не понравилось что-то – он строгий папа, последнее слово за ним. Младший, Ваня, такой же шебутной, как Гриша в детстве. И такой же голосистый. У него абсолютный слух. Устраивает нам домашние концерты: «Рюмка водки», «Натали» и «Спасибо, ребята». Мы рыдаем! А он еще и барабанит в такт!
Этери: Иногда Гриша прикрикнет на него, но руку не поднимает. Нам с ним доставалось в детстве от папы. Помнит, какая это душевная травма. Думаю, Гриша корит себя за строгость. Накричит, а через пять минут начинает детей целовать, обнимать, подарками засыпает…

– В начале марта у Григория новая программа в московском «Крокус Сити Холле» – «Гангстер №1». Поедете?

Этери: Я – да. А маме после операции ни летать, ни нервничать нельзя.
Натэлла Семеновна: Каждый раз, когда он ноту высокую берет, у меня внутри все обрывается. Умоляю его – не кричи так, что, кажется, вот-вот голова оторвется! А он говорит: «Тогда я не был бы Лепсом». 
Этери: Мама его напряжение чувствует. У нее аж ладошки потеют! Мы Гришу перед концертами не беспокоим, чтобы мог готовиться. Как-то я приехала за полчаса до выступления – хотела билеты для племянницы достать. А все распродано. Пришлось ждать, пока Гриша освободится. Вдруг смотрю – в толпе человек продает билеты по высоким ценам. Тут брат выходит – в рваных джинсах, футболке. Говорит мне: «Ну, пойдем, посмотрим, что можно сделать!» Я ему: «Вон смотри, мужчина продает». А сама думаю: зачем сказала, сейчас скандал будет! А Гриша подошел к нему, поговорил – и… купил у него билеты.

Мама и сестра Григория Лепса теперь живут по соседству
Мама и сестра Григория Лепса теперь живут по соседству // Фото: Ольга Плетенева
Из старой квартиры Натэлла Семеновна забрала только посуду и семейные фото
Из старой квартиры Натэлла Семеновна забрала только посуду и семейные фото // Фото: Ольга Плетенева