Хью Грант
Хью Грант // Фото: Getty Images

В середине января злоумышленники похитили сумку из автомобиля Хью, который был припаркован у его продюсерской компании Coach Film в Лондоне. Больше всего 58-летнего актера расстроила утрата медицинских карточек детей и незаконченного сценария. Он даже обратился к грабителям с просьбой вернуть эти вещи почтой на адрес студии. «Я потратил много времени на наброски сюжета и проработку идей», – написал Хью в Твиттере.

Казалось бы, что такого? Принтер наделает Гранту сколько угодно копий взамен утраченной. Но есть как минимум два пути развития событий, которые приведут к тому, что актеру придется попрощаться с намерением снять свое кино. Это случится, если черновики сольют в Интернет или продадут «на творческое переосмысление» писателю конкурирующей фирмы.

УПУЩЕННЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ

Целенаправленное похищение сценариев в киноиндустрии не такая уж редкость. Первого марта 2013 года кто-то утащил сумку из машины звезды сериала «Во все тяжкие» Брайана Крэнстона. Пропали IPad, в котором актер хранил проект финального сезона, и бумажная копия сюжета одной серии. Вскоре доброжелатель сообщил о парнишке, который хвастался воровской удачей в баре. Арестованный Ксавьер Макэфи точно знал, чью машину вскрыл, что прикарманил и сколько это может стоить, скажем, у коллекционеров. Вещи так и не нашли, но Крэнстон разрешил удаленно стереть со своего планшета все, что не предназначалось для чужих глаз.

Иногда в таких историях нет криминальной составляющей, только конкурентная борьба без правил. По Голливуду больше 20 лет гуляет легенда, как Гвинет Пэлтроу стащила с журнального столика подруги Вайноны Райдер сценарий фильма «Влюбленный Шекспир» и перехватила роль, за которую получила «Оскара». Все последующие годы Гвинет настаивала на своей невиновности, Вайнона мусолила старую обиду, но выяснить, кто прав, и по сей день не представляется возможным.

Когда-то актрисы были близкими подругами
Когда-то актрисы были близкими подругами // Фото: Getty Images

Даже если дело доходит до суда, обиженной стороне рано радоваться. В 2006 году университетский преподаватель Рид Мартин заявил, что фильм Джима Джармуша «Сломанные цветы» снят по украденному у него сценарию. По словам Мартина, он работал над историей 10 лет, а когда закончил, зарегистрировал авторские права и поехал с заветной папкой в Лос-Анджелес. Агент, вызвавшийся помочь, спросил Мартина, кого бы тот хотел видеть в ролях. Мартин назвал Билла Мюррея. Вскоре автору с прискорбием сообщили, что его труд не нашел покупателя.

Через год картина Джармуша с Биллом Мюрреем в главной роли получила гран-при Каннского фестиваля. После просмотра Мартин отправился нанимать адвоката. «Такое количество случайных совпадений статистически невозможно», – заявил он.

Осенью 2007 года суд решил дело в пользу режиссера и киностудии. По закону идея копирайту не подлежит, авторское право распространяется только на ее «материальное выражение». Достаточно изменить пару-тройку деталей в сценарии или книге, и можно спокойно регистрировать чужое произведение как свое.

ВСЕГО СЕМЬ НОТ

Том Петти
Том Петти // Фото: Getty Images

В мире современной музыки войны за авторские права тоже разгораются часто, но носят менее ожесточенный характер. Когда ныне покойный Том Петти заметил сходство между своей песней Mary Jane's Last Dance и более свежим хитом Red Hot Chili Peppers – Dani California, он лишь пожал плечами: «Сомневаюсь, что это было сделано со злым умыслом. Многие хиты в рок-н-ролле созвучны. Если бы кто-то стырил мою песню целиком, до последней ноты, я бы, наверное, подал иск. Хотя в Фемиду не верю – в мире и так слишком много желающих разбираться из-за пустяков».

Однако не всем так везет. В начале 90-х годов прошлого века участники группы Hollies Альберт Хаммонд и Майк Хэйзелвуд подали в суд на группу Radiohead, которая только-только взорвала глобальные чарты суперхитом Creep. Истцы представили для сравнения свою песню The Air that I Breath и потребовали признать их соавторами Creep со всеми вытекающими финансовыми бонусами. Что необычно, они выиграли, а солист Radiohead Том Йорк с тех пор ненавидит эту композицию.

ПОВОРОТ СЮЖЕТА

Джоан Роулинг
Джоан Роулинг // Фото: Getty Images

Есть мнение, что вся мировая литература от начала времен эксплуатирует только две темы – любовь и смерть. Вряд ли можно представить более благодатное поле для судебных разбирательств на тему плагиата. В 2004 году в центре скандала оказались сама Джоан Роулинг и четвертая книга поттерианы – «Кубок огня». Наследники покойного писателя Эдриана Джейкоба заявили, что сюжетная линия магического турнира была заимствована из его 36-страничной книжки «Приключения Вилли Волшебника: Гневная земля», опубликованной в 1987 году. Первое дело заглохло, когда истцы не внесли залог в счет будущих судебных издержек, но они еще не раз пытались доказать свое право на долю от доходов литературной мамы Гарри Поттера.

Знаменитая сага о волшебниках сделала Роулинг одной из самых богатых женщин Великобритании
Знаменитая сага о волшебниках сделала Роулинг одной из самых богатых женщин Великобритании // Фото: Кадр из фильма

Создателя «Кода да Винчи» Дэна Брауна в плагиате не обвинял только ленивый. Майкл Бейджент и Ричард Ли заявили, что он взял темы для бестселлера из их документальной книги «Священная кровь и Святой Грааль». Льюис Пердью жаждал компенсации за заимствования из его произведения «Дочь Бога». Самым настойчивым обвинителем стал Джек Данн, написавший роман «Мальчики Ватикана», откуда Браун якобы тоже что-то украл. Данн пытался отстоять правоту в течение 10 лет – но безуспешно, как и его предшественники.

Кроме того, претензии к Брауну высказывал и российский историк, сотрудник Эрмитажа Михаил Аникин. По словам Аникина, теория закодированных посланий в полотнах да Винчи, которая многократно упоминается в книге Брауна без ссылки на источник, принадлежит ему. «Американец, которому я объяснил, что Джоконда – это не портрет, а аллегория, попросил разрешения пересказать это своему другу-писателю, – утверждал Аникин, изложивший свои догадки в книге «Леонардо да Винчи, или Теология на холсте» за три года до выхода «Кода да Винчи». – Я разрешил с условием, что меня укажут в романе как автора теории».