За круглым столом в уютном Caffe Del Parco  встретились корреспондент «СтарХита» Дарья  Сачкова, психолог Анетта Орлова, главная сваха  страны Роза Сябитова и отец телеведущей Анфисы  Чеховой Александр Корчунов
За круглым столом в уютном Caffe Del Parco встретились корреспондент «СтарХита» Дарья Сачкова, психолог Анетта Орлова, главная сваха страны Роза Сябитова и отец телеведущей Анфисы Чеховой Александр Корчунов // Фото: Сергей Миланский

Зачастую мы ведем себя с близкими так, будто не боимся их потерять. Ссоримся, упрекаем, срываемся на тех, кого на самом деле любим. Психологам известно, что в общении с незнакомым человеком срабатывает чувство самосохранения: мало ли, как он отреагирует на повышенные тона! А родные, даже обидевшись, простят, куда денутся... Главная сваха страны Роза Сябитова, психолог Анетта Орлова, отец телеведущей Анфисы Чеховой Александр
Корчунов и корреспондент «СтарХита» Дарья Сачкова обсуждали, всегда ли возможно вернуть мир в семью.

Не хотят – не надо

Дарья:  В прошлом году на слуху была история отношений телеведущей Анфисы Чеховой с отцом. Александр Иванович, вы ушли из семьи,  когда дочери было  6 лет. Уже взрослой Анфиса предприняла попытку помириться, но не вышло. А ведь у вас растет внук...

Александр:  Я не могу смириться с тем, что моя дочь пропагандирует секс, почти голой красуется на билбордах... По приглашению Анфисы я не так давно побывал у нее в гостях. Она говорила: «Я хочу со всеми помириться, чтобы у меня не было врагов». Мы хорошо посидели, поговорили о внуке, о моем здоровье… Потом один телеканал пригласил меня на съемку, и я вновь высказался о том, что категорически против работы дочери…  Анфиса позвонила мне, кричала, ругала меня по-черному. Я ей ответил: «Я твой отец, и ты должна принимать меня, считаться с моим мнением». А
она – мол, что ты сделал для меня, чтобы называться отцом?

Роза:  А вы ей алименты платили, участие в ее воспитании принимали?

Александр:  Какие алименты? Ни у кого в начале 1990-х денег не было...

Роза:  Да что вы говорите?! Я в эти годы с двумя детьми одна осталась, когда муж умер. Мыла полы в метро, таксовала, сидела с чужими детьми, чтобы прокормить своих. Вы, как отец, тоже были обязаны хоть угли разгружать, а обеспечить дочь. Тогда бы не услышали обидных слов!

Александр: Это ваше видение, у меня другое. С тещей мои отношения сразу не сложились: пока жили вместе, она упрекала меня – мол, купишь свою
квартиру, там и будешь командовать! И я съехал к матери… Сначала брал Анфису в гости, но тесть и теща настояли – мол, девочке со мной делать
нечего. Явно настраивали против меня, а мне не хотелось никому ничего доказывать. Не хотят – не надо.

Анетта: Это известный психологам статусно-ролевой конфликт: муж и жена по-разному видят свое положение в семье. А уж если в него вмешивается старшее поколение... Почему вы не учитываете того, что у Анфисы тоже есть право быть собой? Вы человек хоть и принципиальный, но жесткий и легковозбудимый. Похоже, издержки спортивного прошлого. Когда вы были борцом, вас учили биться до последнего, вот вы и с дочкой до белого флага воюете...

Александр: Вам, женщинам, не понять отца, который сгорает от стыда за свою дочь. Ведь она зарабатывает тем, что не должно выходить за пределы спальни, понимаете? Спектакль, в котором она играет – «Когда мужа нет дома», – это же позор, пропаганда разврата!

Роза:  Часто именно комедия способна заставить людей смеяться над их пороками. В чем вы усмотрели вину Анфисы? В том, что она отлично сыграла роль неверной жены? На съемках «Давай поженимся!» я могу сцепиться с Ларисой Гузеевой да с кем угодно, но это тоже своего рода роль. Однако хорошие актеры, играющие на сцене собак, дома не лают. Профессионал не тащит работу домой. В вашем случае, Александр, я не вижу любви отца
к дочери, вот что больно!

Анетта:  И все же я советую Анфисе простить отца. Потому что чем больше она его ненавидит, тем больше у нее неприязнь ко всему мужскому роду. Я в какой-то мере понимаю вас, Александр. Не раз наблюдала за Анфисой на светских мероприятиях и ваше возмущение разделяю: она действительно способна вести себя вызывающе. Но что делать, именно так она добилась известности. Чтобы требовать от нее другого поведения, вы должны были годами ее воспитывать, а это не так. Вот она и нашла свой способ выделиться!

Дарья:  Это не единственный конфликт отца и дочери в нашем шоу-бизнесе. Например, у создателя «Ералаша» Бориса Грачевского тоже не ладятся отношения с дочерью Ксенией. Прожив с женой Галиной 35 лет, Грачевский потребовал развода, а дочь не смогла простить отцу предательства. Анетта, возможно ли наладить контакт в такой ситуации?

Анетта:  А разве это надо? Обе стороны должны быть готовы к примирению и прощению. Каждый обязан найти причину, по которой идет на мировую. В ситуации Грачевских я ее не вижу. Да и вы, Александр, к примирению с Анфисой не готовы, так как свои ценности ставите выше, чем любовь к дочери. Когда научитесь ее понимать – голую, одетую, правую, неправую, – тогда и добьетесь гармонии. Простить – не значит насильно общаться. Простить надо в душе, принять человека таким, какой есть.

Дочки-матери

Дарья:  У меня с мамой хорошие отношения. Но она тоже иногда не хочет принимать моего образа жизни. Звоню ей, хвалюсь: «Мам, я интервью с Михаилом Боярским сделала!» А она полушутя-полусерьезно: «А ребенка рожать когда собираешься?» Как тут не поссориться?

Анетта:  Конфликт ценностей и убеждений. Неудивительно, что она тревожится: мама хочет быть уверена, что в погоне за карьерой ты не забудешь о главном предназначении женщины – материнстве. Советую не давать ссоре разгораться и не спорить с мамой. Заводит она разговор о внуках, а ты ей: «Да, мамулечка, ты права, но не могу больше говорить – молоко на плите убегает!»

Роза:  Не согласна с тобой, Анетта! Моя дочь Ксения тоже взрослая, ей 22 года, но я продолжаю переживать за нее. Мой совет взрослым дочерям
– постоянно успокаивайте мам. Нельзя нас оставлять наедине со страхами. Мы за вас душой болеем, а вы нам – «Молоко убегает!» Не горячитесь,
не ругайтесь, а скажите: «Мама, я понимаю, ты волнуешься, но пойми и меня! Хочу еще немного поработать. Потерпи пару годков, будут тебе внуки!» Поверьте, куда хуже ситуация, которая была с моей мамой. Она не хотела меня, еще когда я была в ее утробе, в два года привязывала меня веревками к ножке кровати, чтобы я не бегала и не мешала ей, да еще много пила. Мне с рождения давали понять: я не нужна. Так что я еще совсем маленькой догадалась, что всего придется добиваться самой. Когда выросла, отношения с матерью не улучшились. Но я ей до самой смерти помогала: делала ремонт в ее квартире, покупала продукты, лекарства… Не из любви, а потому что так надо. Ее не стало 12 лет назад, а я до сих пор живу с непрощением в душе... Нелюбовь к матери давила на меня так, что я обратилась к батюшке с исповедью. А он, поразмыслив, сказал: «Роза, ты имеешь право ненавидеть свою мать». И мне полегчало...

Анетта: Постарайся избавиться даже от остатков своей обиды и ненависти к маме. Подобный негатив поедает твой личный женский ресурс. Ты не прогоришь в бизнесе, не станешь менее популярной, но можешь не найти своего женского счастья! Прости маму хотя бы теперь – ради себя самой.


Анетта: «Если вы не  можете принять человека  таким, какой он есть,  не надо и пытаться  налаживать с ним  отношения!»
Анетта: «Если вы не можете принять человека таким, какой он есть, не надо и пытаться налаживать с ним отношения!» // Фото: Сергей Миланский

От любви до ненависти

Роза: Анетта, а как ты посоветуешь мне вести себя с родными, которые, стоило мне стать известной, забросали меня просьбами о помощи? По мне так – лучше жабу в рот, чем подобных родственников! Я своих не бросаю, но и садиться на шею не позволю. Когда брат сильно болел, оплатила ему операцию. Но внучатым двоюродным племянникам просто так деньги давать не собираюсь – они мне нелегко даются. Прямо им говорю: «Вы не разделили со мной трудные времена, а я с вами радостные не разделю!..» Правильно ли я поступаю?

Анетта:  Раздавая деньги просто так, не в долг, ты как бы демонстрируешь свою удачливость, успешность. Верный способ взрастить неблагодарность и испортить отношения! Если хочешь кому-то материально помочь, попроси его хотя бы диван тебе передвинуть. Чтобы у человека возникло ощущение, что и он на что-то тебе сгодился. Похоже, никто, кроме тебя, не способен заняться объединением твоей родни, созданием пространства, в котором каждый, да и ты сама, почувствовал бы себя по-семейному расслабленным. Среди своих, а не чужих. Не век же тебе бороться и воевать!

Дарья:  Анетта, в каких ситуациях все-таки не стоит идти навстречу родственникам?

Анетта: Когда чувствуешь, что они – энергетические вампиры, и рядом с ними ты ощущаешь себя подавленной, несчастной, у тебя портится настроение. Если они подмечают только недостатки, хают твоего будущего мужа, постоянно что-то требуют от тебя – зачем тебе это нужно? В первую очередь надо бережно относиться к себе. Если же пытаться заслужить уважение дальнего круга, может не хватить времени на самых близких – супруга, детей. А ведь они главные люди в жизни!