Рустам Солнцев
Рустам Солнцев // Фото: «Инстаграм»

На этой неделе Интернет взорвало скандальное видео Ксении Собчак, в котором она, беседуя с журналистом Антоном Красовским, обсуждает персон из шоу «Дом-2»: ведущую проекта Ольгу Бузову и бывшего участника Рустама Солнцева. В адрес последнего друг Собчак позволил себе несколько нецензурных высказываний, которые Солнцев не смог оставить без ответа, обратившись к Красовскому через СМИ. Но и на поведение Ксении, бывшей ведущей «Дома-2» Рустам тоже не смог закрыть глаза. В рамках своей рубрики «МамаДорогая», которую Солнце активно ведет в «Инстаграме» шоумен записал ролик, в котором высказался по поводу сложившейся ситуации.

«Ксюша, дорогая, любимая, все десять лет я смотрел на тебя с вожделением, - начал Рустам. - Я ловил каждое твое слово, и мне казалось, что ты - тот человек, который нас куда-то поведет, даст нам правильные заповеди, но вот все, наконец-то, встало на свои места...

Ты где-то между Должанским, Венцем и Настасьей Самбурской в своих бесконечных дизайнерских шмотках. Скажи мне, пожалуйста, это то, к чему мы шли? Это действительно то, о чем ты мечтала? Это тот уровень, которого ты достигла и выше не прыгнешь? Ксюш, че-то не то, вот клянусь тебе, что-то не то… Все эти шмотки, платья, юбки, а между ними - глумеж в своем «Инстаграме» непонятно с кем над безобидной Бузовой и немного надо мной. Ксюш, надо в себе что-то менять… Я люблю тебя, пожалуйста, вернись, ты нам всем очень нужна. Обожаю тебя!»

За кадром Рустам продолжил свою мысль, рассуждая о том, что звездный статус Ксении не позволяет ей унижать людей, с которыми она когда-то была дружна.

«Мне даже не за себя обидно, а за Олю, - говорит шоумен. - Она ни одному человеку на земле не сделала плохо, слова дурного никому не сказала, но каждый, и даже Ксения, старается выехать на ее имени, стебут ее, обижают… Зачем? Ксения вообще должна быть выше всего этого, ведь, казалось бы, вышла замуж, родила и должна успокоиться. Ан нет - она то к оппозиционерам норовит присоединиться, то гадость про кого-то ляпнет. Ксюш, может, угомонишься уже?»