Сергей Жорин и Валерия
Сергей Жорин и Валерия // Фото: личный архив

Он делил наследство Александра Пороховщикова, помог Лолите выиграть несколько судебных дел и представлял интересы Никаса Сафронова, которого обвинила в изнасиловании некая ростовская певица. Но со своими подопечными Сергей встречается не только на заседаниях: за годы сотрудничества со знаменитостями он успел стать их другом.

Не зная сна и усталости

«Первое, о чем я предупреждаю будущих юристов: в нашем деле нет понятия нормированного рабочего дня, – делится Сергей со «СтарХитом». – Общаться с клиентами иногда приходится и в шесть утра – это нормально. Очень часто даже в праздники и выходные. Как это было, например, с Иосифом Пригожиным несколько лет назад. Я отдыхал в Тель- Авиве, поздно вечером прогуливался по набережной, когда позвонил взволнованный Иосиф и рассказал, что Анастасия Волочкова назвала Валерию политической проституткой». 

«Продюсер настаивал, что нужно срочно подавать иск о защите чести и достоинства, медлить нельзя. Пришлось уговаривать его дождаться утра, ведь ночью мы все равно ничего не сделаем. Это было непросто, потому что во всем, что касается его семьи, Пригожин очень горяч – еле удалось умерить его пыл. Утром я взялся за сбор информации, вылетел в Россию, представил органам внутренних дел доказательства и возбудил дело об административном нарушении в отношении Волочковой. Это был резонансный процесс, в результате которого Анастасия поняла, что нужно очень внимательно относиться к своей речи, и извинилась перед Валерией».

Охлаждать эмоции подшефных – навык, к которому Жорину приходится прибегать очень часто. «С Лолитой Милявской за время процессов против ТСЖ у нас даже сложилась традиция, – с улыбкой признается Сергей. – Дело в том, что она очень эмоциональный человек и часто, выступая в суде, давала волю чувствам, доказывая правду: громко говорила, сильно жестикулировала... Когда я по лицам присутствующих понимал, что их это шокирует, аккуратно брал ее под столом за руку, давая понять: Лола, поспокойнее. Почти всегда помогало – она чуть понижала тон. Но пару раз, войдя в раж, артистка не замечала знаков, и приходилось ее даже слегка щипать, чтобы вернуть в реалии заседания».

Адвокат поддерживал Лолиту в войне с ТСЖ
Адвокат поддерживал Лолиту в войне с ТСЖ // Фото: Persona Stars

В деле певца Витаса об устроенной им в марте этого года стрельбе в элитном поселке Барвиха Жорину тоже пришлось поработать психологом. Когда выяснилось, что звезде все же придется провести несколько дней в изоляторе, тот оказался к этому морально не готов.

«Мне пришлось долго убеждать Виталия, что ничего страшного в этом нет, уголовников рядом не будет и бояться нечего, – говорит Сергей. – Рассказал, чем себя занять, как взаимодействовать с окружающими... Он, конечно, до последнего не мог смириться, что попадет в тюрьму. Просил одиночную камеру, но я объяснил, что условия в ней более суровые, чем в общей. Мы беседовали несколько часов, прежде чем он свыкся с этой мыслью. Не обошлось, правда, в этой ситуации и без юмора». 

«Когда я приехал забирать Виталика из дома, чтобы отвезти в тюрьму, он стоял у подъезда с праздничным, ярким чемоданом. Наверное, с таким обычно на Мальдивы летает. Спрашиваю: «У тебя там плавки с ластами, что ли?» Подготовился к первой ходке, ничего не скажешь. Посмеялись… Как и блюстители порядка, видя, с каким багажом прибыл к ним для отбывания заключения Грачев».

Не в службу, а в дружбу

Кстати, много лет назад именно Иосиф познакомил Сергея с продюсером Максимом Фадеевым, с которым они теперь дружат. «Наше общение началось с рабочих вопросов, – продолжает Сергей. – Максим написал ряд композиций для начинающей певицы Екатерины Груя. Сперва она была довольна, а потом стала в грубой форме предъявлять Фадееву претензии – тут поправь, там переделай... Максим сначала шел навстречу, а потом понял, что придирки возникают из-за того, что ему просто не хотят платить. Предложить расторгнуть договор сам он не мог, тогда у девушки появилось бы право требовать неустойку. Поэтому попросил Иосифа познакомить нас. Дело было срочное, я стал вести переговоры со спонсором исполнительницы, но тот отказался решить вопрос мирным путем, и пришлось подавать в суд».

Общение Жорина и Фадеева началось с составления искового заявления
Общение Жорина и Фадеева началось с составления искового заявления // Фото: личный архив
«Арбитражный процесс мы выиграли, обязав противоположную сторону компенсировать полтора миллиона евро. После посыпались угрозы, что мне и Фадееву переломают ноги. В итоге в отношении покровителя певицы возбудили уголовное дело, он бежал за границу, но был найден сотрудниками Интерпола, отправлен в Россию и помещен здесь в тюрьму».

Но не только Сергею приходится вытаскивать своих клиентов из передряг, иногда и они протягивают ему руку помощи. «Так было с тем же Фадеевым, – вспоминает Жорин. – Я привык сам решать свои проблемы, никогда ни о чем не прошу. Но когда в марте 2016-го из-за одного громкого дела меня хотели лишить статуса адвоката, находящийся на тот момент на своей вилле на Бали Макс узнал об этом, позвонил и со свойственным ему чувством юмора спросил: «Что, Жорин, вляпался, совсем тебе хана?» Я со смехом подтвердил, что так и есть. Фадеев поспешил меня успокоить: говорит, сейчас прилечу и все решу. Я, конечно, не поверил. Макс должен был провести на острове еще минимум месяц, не помчится же он на другой конец света. И каково же было мое удивление, когда через два дня Фадеев сообщил, что уже в Москве – мол, надо встретиться, знает, как помочь. И вытащил меня. Если бы не он, возможно, я уже и не был бы адвокатом…»