Chateau d’Esclimont, построенный в XVI веке, такой красивой  пары, как Стас и Инна, наверняка не видел
Chateau d’Esclimont, построенный в XVI веке, такой красивой пары, как Стас и Инна, наверняка не видел. // Фото: Архивы пресс-служб

– Представляешь, Андрей, мы c Инной, не зная друг друга, ходили в один храм Иоанна Предтечи.
– Самое интересное, – вступает в разговор Инна, – что незадолго до нашей первой встречи я там была и молила Бога вывести меня из состояния греховного уныния, а ровно через неделю познакомилась со Стасом.
Они показывают мне свой элегантный двухэтажный дом в Подмосковье, каждая деталь интерьера которого придумана самим певцом. Рассматривая необычную форму лестницы, я замечаю, что певец может смело открывать дизайнерский центр. Стас улыбается и говорит, что продюсерский центр, который появился у него недавно, гораздо важнее.
– Хочу помогать талантливым людям, Андрей. Не использовать их, а именно помогать. Личность на эстраде – вот что принципиально. Человек с харизмой будет жить вне зависимости от продюсеров и ситуации.

– Откуда ты берешь время?

– Надо просто жить этим. Я не успеваю ходить на тусовки, в какие-то телешоу, где катаются на коньках или готовят, потому что концерты расписаны на два года вперед. Я никогда не пою под фонограмму, даже мысли не возникало, и когда случаются съемки, например, на Новый год, это для меня мучение. Я давно понял, что не могу опустить планку и обмануть зрителей.
– У тебя бешеная популярность и, как следствие, такая же зависть коллег…

 – Знаешь, один известный человек cказал: «Мужик злился на барина, злился, а тот и не знал». Если бы я был мальчиком с неподготовленной психикой, наверное, давно бы сломался. Но мне уже за сорок, и в будущем году исполнится 20 лет, как я на сцене… Я всю жизнь работаю, начинал, кстати, с грузчика. Так что на ногах стою твердо и понимаю, что все может в один момент исчезнуть. Главное – отношение близких людей, а на остальное…

– Я так понимаю, что летом во Францию на свадьбу ты пригласил только близких?

– Почему-то писали: «Свадьба Cтаса Михайлова», но мы с Инной давно расписаны. Я просто хотел организовать праздник нашей жизни в чудесном замке, привез всех, поселил и сказал: «Отдыхайте, занимайтесь собой, кайфуйте здесь три дня». Никакой помпезности не было. Хочешь – иди на рыбалку, в парке там замечательный пруд, хочешь – катайся на лошадях, хочешь – учись чеканить монеты.

– Но красавица жена все же появилась в роскошном белом платье?

– Заехала и купила у Вали Юдашкина, – говорит Инна. – Но я была совершенно не в курсе приготовлений Стаса, он сам все придумал и сделал. Такой сюрприз всем устроил, невероятно! Шесть лет назад, когда мы только познакомились, я сказала подругам: «Знайте, через два года он будет первым в стране». Они на меня смотрели, как на умалишенную, говорили: «Инка, у тебя крыша поехала». А сегодня я наблюдаю за женщинами у Стаса на концертах и думаю: «Какие они потрясающие, как умеют слушать!»

– Инна точно подметила, Андрей. Вот приезжаешь куда-то, где нечему радоваться, абсолютно серый город. Но смотришь на женщин в зале –
прически, цветы, праздник. Русские женщины достойны, чтобы их любили, их нельзя разочаровывать.  

– Но иногда ведь попадаются и особо настойчивые поклонницы, мечтающие сменить статус.

– Многие не понимают, Андрей, что такое жизнь артиста. За три последних месяца, например, я только 10 дней был дома, и это еще неплохо. Ребенка очень редко вижу. Поначалу Инна чуть-чуть ревновала, но она мудрая женщина и поняла, что два человека должны поддерживать друг друга, а не наоборот.

 – Инна, дайте совет женам звезд. Приходит муж после концерта, всего себя отдал зрителям, сил нет. Что в такой ситуации делать?

– Не трогать его. Лучше всего сидеть и молчать, раньше я не молчала.

– Из этого состояния, Андрей, я еще часа два выхожу, адреналин-то идет. Первое время, пока шла наша семейная притирка, было тяжело. Но сейчас все хорошо. Да и Иванка нас объединила. Когда уезжаю на гастроли, она всем объясняет: «Папа поехал зарабатывать денежки на ягодки». Очень любит чернику.

 – Это самый любимый ребенок?

– Мы встретились с Инной взрослыми людьми, у нее и у меня было по двое детей. Я отношусь ко всем одинаково, просто Иванка – самая маленькая, и ей все прощается. Мне постоянно приписывают каких-то незаконнорожденных детей. Тут недавно едем с моим директором, звонят из какого-то издания: «Ну и что он думает делать?» А Серёга у меня с юмором и спрашивает: «А что, собственно, мы должны делать?» – «Ну как же, дочка, говорят, 12 лет, выросла, не увидев отца. Он усыновлять-то собирается?» – «Да не вопрос, – отвечает Серёга, – волосики пришлите, генетически сейчас проверим и усыновим всех».