Филипп Киркоров с тетей Мари
Мари Киркорова уже 10 лет живет в Майами, у нее есть американское гражданство. // Фото: Личный архив Мари Киркоровой

– Мари, когда вы впервые увидели Аллу-Викторию?

– Сразу после ее появления на свет. За шесть месяцев до ее рождения я узнала о том, что Филипп станет папой, так что морально уже была готова к этому событию. Однако как назло накануне рождения девочки я заболела гриппом, поэтому не сразу смогла взять ее на руки. Мне очень хотелось уже в первые минуты жизни Аллы-Виктории прижать ее к груди и сказать: «Здравствуй, малышка, вот наконец мы тебя дождались!» Но увы… Я приходила в клинику в маске, смотрела на нее издалека и, конечно, плакала.

– Филипп недавно летал в Майами, чтобы увидеть дочь. Как прошла эта встреча?

– Филипп тут же взял ее на руки и долго не выпускал. Он смотрел на нее, плакал, что-то шептал или молился. Я не поняла, что он говорил, –
это только он сам знает.  Но те, кто был в тот момент в детской, поняли, что его необходимо оставить одного с дочкой, без свидетелей, чтобы он ощутил этот миг счастья и запомнил его навсегда.
Ведь Филипп шел к своему отцовству долго и целенаправленно, он осознал, что, кроме искусства и его ребенка, в жизни нет и не будет ничего важнее. Он сам с детства рос в любви, поэтому он умеет отдавать любовь, сейчас будет дарить ее девочке. Я спокойна за Филиппа, потому что знаю: в его жизни ничего случайного не происходит, у него все продумано до мелочей. И я уверена, что с божьей помощью все у него будет хорошо.

– Правда ли, что девочка – копия Филиппа в детстве?

– Конечно, наша принцесса еще будет меняться, потому что сейчас она совсем крошка, но, когда я в первый раз ее увидела, поняла, что малышка взяла от Филиппа очень многое. Даже голос у нее особенный. Как только она заплакала, я заметила, что это не обычный детский крик, а какой-то он очень глубокий. Меня это сильно впечатлило, во мне укрепилась надежда, что наша принцесса будет достойным продолжателем нашей певческой династии.

– Мари, ваш брат Бедрос рассказал нам о том, что своих детей у вас нет. Наверное, опыта общения с младенцами немного. Как лично вы готовились к появлению внучки?

– Журналисты как никто умеют сыпать соль на рану. Это моя самая сокровенная боль в жизни. 44 года назад появление Филиппа в нашей семье было таким же невероятно счастливым событием, как и рождение нашей принцессы сейчас. Судьба повторяется, ведь Филипп вырос в том числе и на моих руках. Так что все эти чувства мне знакомы. Женщина всегда готова к материнству. В нашем роду любовь и забота о своей семье передаются из поколения в поколение. Мудрость поможет найти правильную дорогу.

– Как вы готовили дом Филиппа в Майами к появлению в нем ребенка?

– Филипп в этом году несколько раз бывал в Майами, мы очень методично подошли к этому вопросу и действительно подготовили дом к появлению девочки. У нас было два варианта, где разместить детскую, но Филипп однозначно выбрал ту комнату, которая расположена рядом с его спальней.

– Какой характер у юной Аллы-Виктории?

– Ребенок у нас очень спокойный, плачет только по необходимости: когда голодная, когда сосочка падает. Ночью мы вообще не слышим ее голоса. В детстве Филипп был точно таким же – без причины никогда не плакал.

– После рождения девочки на вас, наверное, обрушился поток поздравлений, звонков, вопросов…

– Спасибо всем, кто нас поздравил и кто по-настоящему обрадовался нашему счастью. Я обещаю, что Филипп, я и вся семья Киркоровых сделают абсолютно все, чтобы оберегать и защищать нашу малышку.