Виталий Борцов
Виталий Борцов // Фото: Пресс-служба

Участник нового сезона «Битвы экстрасенсов» Виталий Борцов внезапно начал видеть мертвых еще в детстве. Он пережил клиническую смерть после удара током. Виталий Борцов родился в Оренбургской области, в поселке городского типа. Он всегда был вдумчивым и спокойным. В пять лет Виталий пережил клиническую смерть. Он откровенно рассказал о том эпизоде «старХиту».

Как все случилось

«Мне было примерно пять с половиной лет. Я жил с родителями Борцовым Валерием Петровичем, Борцовой Людмилой Ивановной и старшей сестрой на ул. Комарова в городе Абдулино! Было лето и мы с сестрой Натальей, которая старше меня на два года, сидели дома! В то время конфеты продавали не каждый день в магазинах города, но в этот день в магазин, расположенный неподалеку, привезли сладкое. Эта радостная новость моментально облетела наш маленький городок, и наша мама позвонила нам и сообщила Наталье о том, чтобы она сходила в магазин за конфетами, а меня закрыла дома! Я был немного непоседливым ребенком, вечно попадал в разные ситуации, часто опасные для жизни и здоровья, видимо, поэтому мама и приняла решение оставить меня дома. Я помню, как мне было обидно сидеть одному! Поэтому, когда Наташа ушла, я взял на кухне нож и открыл замок изнутри, а когда вышел из квартиры захлопнул за собой дверь и радостно побежал за сестрой! Путь в магазин лежал через территорию строительного объекта школы №6. Так было ближе и быстрее. Сестра, конечно, отругала меня, но возвращаться назад мы не стали. К сестре еще присоединилась соседка, ее же возраста, и мы втроем радостно пошли за конфетами! Теперь уже радость переполняла меня и когда я увидел висящий над землей провод, то решил на нем покататься! Наталья стала мне кричать, чтобы я не трогал провод, но я уже схватился за него правой рукой.
Провод был под напряжением. Устройство защитного отключения отсутствовало.

Боли я не почувствовал. Сразу перед глазами очень быстро промелькнули самые яркие события из моей жизни, затем лица всех родственников, включая двоюродных братьев и сестер. В этот момент я еще подумал зачем мне смотреть эти фотографии.

Затем я почувствовал себя маленьким прозрачным облачком и, вылетев из своего тела, зацепился за верхушку столба, на котором был заколочен ржавый гвоздь. Я пытался зацепиться за этот гвоздь, но меня сдувало ветром. Я чувствовал, как меня обдувает ветер. Сверху я видел свое тело – застывшее, испачканное в грязи, лицо как-то перекосило, и мне было так смешно, непонятно и весело смотреть на себя сверху. Я увидел, как Наталья дотронулась до меня, но тут же отдернула руку и закричав, побежала звать на помощь. Ее подруга стояла и недоумевая смотрела на меня, а мне было очень легко и весело, я подумал: зачем Наталья бежит за помощью, ведь мне очень хорошо! Это продолжалось примерно две минуты.

Клиническая смерть

Виталий Борцов
Виталий Борцов // Фото: Instagram

Никогда в жизни я не испытывал ничего подобного! Это чувство невозможно испытать на земле! Затем я встретил свою умершую бабушку. Я стал разговаривать с ней, и она рада была меня видеть, но подошли какие-то люди ростом значительно выше бабушки и сказали ей и мне, что мне рано, так как я еще не сделал, а что именно, я не понял, так как был маленький, но я стал спрашивать: «Что я должен сделать?». Тогда я получил ответ: «Не беспокойся, ты поймешь, и как только ты это сделаешь, сразу придешь к нам, а сейчас надо возвращаться».

И тут я почувствовал сильную боль в спине, мужскую щетину на своем лице, крики! В это время на нашей грешной земле моя сестра Наталья позвала на помощь строителей, которые отключили рубильник. Среди них был человек, который недавно вернулся с военных сборов, где его учили делать искусственное дыхание, и он меня реанимировал! Затем приехала скорая помощь, в которой была моя мама. Я помню, как меня положили на носилки и поместили в машину скорой помощи, где я увидел врачей и маму. Помню, мне тяжело было открыть сразу оба глаза, поэтому я открывал их по одному и спросил: «Мама ты меня ругать не будешь?» И услышал радостный смех врачей! Они говорили: «Жить будет».

Затем меня положили в больницу, перевязали руку. Примерно через час у меня, кроме ранки на руке, ничего не болело, ничего не беспокоило, был хороший аппетит, а ведь я пролежал в состоянии отсутствия сердечной деятельности около 15 минут! Затем всем знакомым и родственникам я радостно рассказывал о том, как мне было хорошо, как я общался с покойной бабушкой! Пока мама строго мне не наказала никому больше об этом не рассказывать, так как это ненормально – общаться с покойниками! И я никому не рассказывал, но всегда интересовался этой темой. Любил гулять по кладбищу, в библиотеке брал книжки про долгожительство и про смерть, чем привлек внимание работников библиотеки лет в 12 и опять получил жесткое предупреждение от родителей. Пока в 15 лет не прочитал книгу Р. Моуди «Жизнь после жизни» и стал доказывать родителям, что это все я не придумал! Они со мной согласились. В детстве и юности я часто видел во сне предстоящие события, покойных родственников. Иногда общался с ними и в состоянии бодрствования, но это уже другая история.

Как изменилась жизнь

Я продолжал ходить в детский сад и с воодушевлением желал скорее пойти в школу! Но сознание мое изменилось. Я понимал, что владею знаниями, которыми никто из моего окружения не обладает. Стал проявлять повышенный интерес к вопросу смерти человека. Задавал всем взрослым вопросы о том, что происходит после ухода из жизни и удивлялся, получая разные невнятные ответы, ведь я уже точно знал правду. Более всего мне запомнился ответ моей бабушки по материнской линии (в состоянии клинической смерти я общался с родственницей по отцовской линии), которая сказала: «Никто не знает, оттуда никто не возвращался». И в этот момент я радостно восклицал: «А как же я? Я же вернулся!» Но никто из взрослых, кроме моей мамы, не относился серьезно к моим рассказам о смерти, считая их не более, чем детской фантазией. Даже мама вначале не относилась к моим рассказам серьезно, полагая, что это лишь галлюцинации мозга, вызванные дефицитом кислорода, но позже, когда поняла, что мой рассказ совсем не меняется и не обрастает новыми подробностями, а, напротив, имеет четкую структуру, поняла, что это не детские фантазии и строго наказала мне никому не рассказывать о пережитом опыте!

Я полюбил играть на кладбище, особенно на том, где погребена бабушка по отцовской линии! Я помню изумление родителей, когда однажды осенью меня потеряли в деревне и долго не могли нигде найти. Примерно через два часа поисков обнаружили на кладбище у могилки бабушки, где я пытался посадить ветки тополя, объясняя, что бабушка хочет, чтобы на ее могиле росли деревья.

Позже в школе я предсказал на уроке биологии, что скоро люди научатся делать двойников животных и даже людей! Я говорил на уроке, что они будут точными копиями, но учитель биологии Надежда Андреевна сказала: «Ну, ненормальный». Я совершенно не обижался. Позже во сне и наяву общался с покойными родственниками.

ОБ ОБЩЕНИИ С ПОКОЙНИКАМИ

Никогда, когда я видел покойников, я не пугался! Напротив, когда появлялись покойники появлялась маленькая частичка того незабываемого чувства умиротворения, которое я испытывал в состоянии клинической смерти. Когда я общался с покойными, то чувствовал себя спокойно!

К моим рассказам мои родители относились уже серьезно и старались не брать меня на похороны родственников! Моя мама врач, поэтому она понимала, что в помощи психотерапевта я не нуждаюсь. У меня был хороший аппетит и сон, а к контактам с покойниками я относился спокойно. Сразу после окончания средней школы я поступил в Тольяттинское высшее военное строительное командное училище, где при приеме прошел жесткий контроль со стороны психологов и психиатров. Никаких отклонений от нормы, а уж тем более психических заболеваний у меня не было и нет.

как видения помогали в работе

Борцов во время службы
Борцов во время службы // Фото: Соцсети

Бывало, что видения помогали на экзаменах. Иногда я спрашивал номер билета. Учил, конечно, все билеты, но часто попадались те, которые хотел.

Есть еще одно интересное, но мне самому непонятное явление. После окончания Университета я мечтал работать в УВД Оренбургской области. На пятом курсе я стоял у этого здания и попросил создателя о том, что хочу здесь работать. Через шесть месяцев меня приняли на службу на должность инструктора Отдела организации работы в отряде и Воспитательной колонии, через еще два повысили до старшего инструктора, через три – до главного психолога. В итоге, я занял должность руководителя психологической службы областного аппарата Управления исполнения наказаний по Оренбургской области! Как именно помогало? Я очень тонко чувствовал своих руководителей и делал то, что положено по должностной инструкции так, как они этого хотели. Например, я вечером начинал составлять справку, которую по моему ощущению у меня может потребовать руководитель.

Представляете его изумление, когда он говорит: «Составь справку по количеству осужденных, имеющих статус ветерана боевых действий». На это надо время: обзвонить все колонии, дождаться ответы и т.д. А я говорю, что сделал такую справку, но пока в черновом варианте, сейчас напечатаю через 30 минут и занесу. Когда работал главным психологом, предсказал болезнь и смерть замполита и начальника одной из лучших колоний. Я проводил исследование морально-психологического климата в коллективах ИУ, и, согласно моей справке, в лучшей колонии был наихудший климат. Меня не восприняли всерьез, стали смеяться надо мной, называть шаманом, и я не стал терпеть, уволился. Через два месяца умер заместитель по воспитательной работе, а еще через шесть – зам по Оперативной работе. Он скончался на праздновании своего 35-летия. Сердце не выдержало.

Позже в работе следователя мои способности мне часто помогали. Мое руководство было осведомлено о моих способностях предвидеть некоторые вещи. Относилось к этому с высокой долей скептицизма, но часто поручало мне интересные дела, связанные с цыганским гипнозом, дела в которых была необъяснимая, даже мистическая составляющая. Иногда во время допросов я, опережая допрашиваемого, говорил о том, что он говорил во время совершения преступления, чем очень удивлял своих коллег и руководство! Особенно сильно экстрасенсорные способности проявились в долгосрочной командировке на Северном Кавказе. Где я четко увидел во сне, как мне изменяет моя любимая девушка с моим знакомым. Я позвонил ей утром и сказал, что мой знакомый мне во всем сознался, спросив, зачем она так поступила, и она подтвердила, что изменила, извинилась даже. Я не знаю, был ли я в большем шоке от измены или от того, откуда я узнал про это. На нее совсем не злился. Мы даже какое-то время дружили после командировки. Затем видел во сне предстоящие боестолкновения».