Виктория Толстоганова
Виктория Толстоганова // Фото: Иванов Сергей/PhotoXPress.ru

В конце 90-х купить билет на театральную постановку было практически невозможно. Люди по несколько часов стояли в километровых очередях у касс, чтобы попасть на спектакль с любимым актером. Артисты в свою очередь за такую непоколебимую зрительскую веру расплачивались безошибочной и блистательной игрой на сцене.

24 марта актрисе Виктории Толстогановой исполнится 45 лет. Она до сих пор помнит главное правило любого выступления, которому ее научили педагоги ГИТИСа и ВГИКа: «Продолжай идти по сценарию, что бы вокруг ни происходило!» О Викиной преданности своему делу даже в экстремальных условиях вспоминает ее друг, актер Дмитрий Ульянов:

«Мы познакомились в Центре драматургии и режиссуры в конце 90-х. Оба были задействованы в постановке Кирилла Серебренникова «Пластилин». Этот спектакль был модным, получил большую огласку, и наша труппа отправилась на гастроли по миру. Однажды нас пригласили в Минск выступать в Национальном театре им. Янки Купалы. Новость о приезде сразу же разлетелась по городу, билеты раскупили буквально за сутки. Такого ажиотажа мы не ожидали...
Актеры в гостях у Елены Бирюковой: Толстоганова, Алексей Литвин, Андрей Кузичев, Александр Усов, середина 90-х
Актеры в гостях у Елены Бирюковой: Толстоганова, Алексей Литвин, Андрей Кузичев, Александр Усов, середина 90-х // Фото: Личный архив Елены Бирюковой

...Зарплаты были небольшие, мы решили сэкономить на билетах, не полетели на самолете, а несколько часов тряслись в поезде. На вокзале в Белоруссии нас встретили представители театра. Они помогли донести чемоданы до машин. Разместившись в гостинице, мы пошли гулять по городу. Спектакль был вечером того же дня. Минут за пять до третьего звонка я выглянул из-за кулис – зал был битком. Под бурные аплодисменты зрителей мы начали антрепризу... У нас все было отрепетировано, всегда играли без малейшего заикания и волнения. Примерно в середине спектакля я заметил, что Вика, пока кто-то из актеров говорил свою реплику, осматривается по сторонам. Не придал этому значения, подумал, что шея у нее заболела, вот и решила покрутить головой. Через 10 минут опять посмотрел на Толстоганову.

В глазах ее читались беспокойство и паника. По сценарию наши герои уходили на задний план сцены. Тогда я шепотом спросил: «Вик, что-то случилось?» Она тихо ответила: «Неужели ты не чувствуешь, что горелым пахнет?» Я принюхался, кроме запаха свежей выпечки из соседнего буфета ничего не ощущал. Но Виктория настаивала: «Точно тебе говорю – что-то где-то загорелось!»
Толстоганова с супругом Алексеем
Толстоганова с супругом Алексеем // Фото: Иванов Сергей/PhotoXPress.ru

Мы опять переместились ближе к зрителям, и Вика продолжала играть, словно забыв о подозрениях. Но так и стреляет глазами по сторонам. Вдруг она ловит мой взгляд и аккуратно, чтобы никто не заметил, показывает пальцем наверх. Я запрокинул голову, смотрю, под потолком проводка горит. Позже нам объяснили, что сначала задымилась пыль на софитах, а потом все пошло по проводам.

Но во время выступления мысли были совсем не о причинах возгорания, только вопрос: «Что делать?» Пламя уже расползалось по аппаратуре, подвешенной под потолком. Вся техника была из пластика, раскаленными каплями он начал капать. Вика элегантно перемещалась по сцене и притаптывала их босыми ногами, чтобы пламя не вспыхнуло, пол ведь деревянный. Некоторые зрители стали обращать внимание на потолок, перешептывались, показывали пальцем.

Но, видимо, думали, что это одна из запланированных частей представления. Как-никак спектакль поставил талантливый режиссер Кирилл Серебренников, его работы всегда отличались индивидуальностью, экспериментами. Актеры тоже заметили непредвиденное огненное шоу, но как ни в чем не бывало продолжали играть. 

«Ребят, мы горим! Что делать будем?» – обратилась Вика к коллегам в общем танце. В ответ все лишь пожали плечами. Раскаленные капли начали падать уже на первый ряд, зрители от испуга повскакивали с мест. Дело запахло жареным. Толстоганова поняла, что если не сообщить о возгорании, то все начнут задыхаться от угарного газа, а там, не дай бог, еще и крыша обвалится. Виктория все это время играла злодейку с низким голосом.
Гастрольный тур спектакля «Пластилин», Лондон, конец 90-х
Гастрольный тур спектакля «Пластилин», Лондон, конец 90-х // Фото: Личный архив Ольги Хохловой

Сделав несколько танцевальных движений, она оказалась на середине сцены. Не выходя из образа, обратилась ко всем сидящим: «Уважаемые зрители! Спасибо, что пришли на наш спектакль! Но, к моему сожалению, мы горим!» На этих словах народ как ошпаренный с криками повалил к выходу. Мы и сами решили побыстрее покинуть здание через черный ход. Люди выбегали из помещения, в панике кто-то додумался вызвать пожарную машину. Приехала она быстро, огонь потушили за считанные минуты, никто не пострадал. Правда, требовался хороший ремонт. Зрителей попросили не выбрасывать купленные билеты. После реставрации, примерно через год, мы приехали с этим же спектаклем. Вот тогда сыграли его без экстремальных происшествий и сорвали долгожданные аплодисменты!»