Леонид Якубович
Леонид Якубович // Фото: Starface

Почти 25 лет назад Леонид Аркальевич стал бессменным ведущим капитал-шоу «Поле чудес». А до этого он командовал рабочими на стройке, писал тексты и сценарии для популярных передач «А ну-ка, парни!» и «А ну-ка, девушки!», вел аукционы. «Кто бы мог подумать – 31 июля Лене исполняется 70 лет, – рассказывает юморист Владимир Винокур «СтарХиту». – А я ведь помню его молодым 25-летним парнем, а не усатым солидным дядей, как сейчас. Мы познакомились на одном из кавэ эновских «капустников» в 70-х годах. Я тогда был в ВИА «Самоцветы» Юрия Маликова – пародировал голоса популярных артистов. Но уже задумывался о сольной карьере.В этом мне помог Якубович – написал монолог, с которым я победил на конкурсе. У Лени всегда было отличное чувство юмора. В компании любил травить байки. Например, рассказывал о работе на стройке: он ведь, окончив институт, получил диплом инженера и несколько месяцев трудился прорабом – отвечал за систему вентиляции. Как-то к ним должна была наведаться комиссия с проверкой, все тщательно готовились к визиту. Но как всегда что-то недоделали, недоглядели.

И представьте себе: идет по стройплощадке группа важных людей, смотрят, везде заглядывают. И тут одна из труб вентиляции срывается с крепления и падает! Раздается жуткий грохот, такой, что уши у всех заложило! Начальники стоят в шоке: что за фокусы перед комиссией? А Якубович не растерялся, глянул на часы и важно произнес: «Ровно четыре часа. Как и планировалось!» Все рассмеялись, и напряжение спало. В 1977 году я решил принять участие во Всероссийском конкурсе артистов эстрады. Буквально за ночь Якубович написал монолог «Про старшину Ковальчука», с которым я и вышел на сцену. Это был очень смешной номер. Сначала нужно было показать его режиссеру. В назначенный день попросил Леню поехать со мной в Театр Эстрады – пусть, думаю, поддержит, посмотрит со стороны, может быть, что-то посоветует. На общественном транспорте я доехал до стройки, где работал Якубович. Он уже ждал меня в «каблучке» – это такой мини-грузовик: спереди два сиденья – водительское и пассажирское, а сзади – металлический грузовой отсек. За рулем был водитель, Леня сел с ним рядом, я – назад. А там, на мою беду, стояла огромная бочка с олифой. Стоило нам тронуться с места, как Якубович скомандовал: «Смотри, чтоб она не перевернулась!» Переспросил: «Лень, она точно не разольется?» Он меня уверил: «Точно-точно! Ты только за ней следи!» Так я всю дорогу обеими руками пытался удержать бочку. Но не тут-то было! Крышка у нее была «неродной» – олифа выплескивалась. «Эй, поаккуратней на виражах!» – покрикивал я на водителя. Якубович же катался от смеха, наблюдая через окно в кузове, как я обнимаюсь с бочкой! «Пересел бы ты сюда, было бы тебе не до смеха!» – ругался я на друга. Когда мы приехали к Театру Эстрады, я вывалился из «каблука» со словами: «Ну, Леня, твою мать!» На рубашке, брюках, пиджаке, которые я тщательно наглаживал, не было сухого места! Олифа была везде – в волосах и даже во рту. Лене же ситуация показалась очень комичной, он хохотал так, что у него слезы текли. Представляете, стоит, пополам согнулся от смеха: на нем белая рубашка, брюки со стрелками – ну чистый начальник! А я, извините, в дерьме! Хорошо хоть, у нас время в запасе было – мы с водителем оставили Леню в театре, а сами помчались ко мне домой, чтобы я переоделся, не заморышем же выступать! Финал у этой истории получился хорошим – режиссеру понравился номер, и можно сказать, с того дня началась моя карьера юмориста. Я очень благодарен Лене за его помощь. Моей сильной стороной всегда была пародия, но ее тогда не очень любили. А монолог про старшину пришелся в тему! Я стал лауреатом конкурса. Якубович до сих пор говорит, что в день моей победы он появился как автор, а я ушел из «Самоцветов» и стал сольным артистом. Помню, отметили мы это событие как следует – пошли в кафе и зависли там до утра.А брюки и рубашку от олифы я отстирал. Пиджак отдал в химчистку. Правда, до конца его очистить не смогли – коричневые пятна так и остались на память».