Старшеклассница Люба Полищук
Старшеклассница Люба Полищук. // Фото: Архив Сергея Цигаля
Пока мама работала, Алексей учился в столичной школе-интернате
Пока мама работала, Алексей учился в столичной школе-интернате. // Фото: Архив Сергея Цигаля

Галина назначила встречу в небольшой парикмахерской «У Даши и Полины» недалеко от центра Омска – этот салон она открыла много лет назад и назвала в честь своих любимых внучек. На стенах висят огромные портреты Любови Полищук, которая предпочитала стричься именно здесь, а не в модных столичных салонах. Ведь Галина и Любовь были знакомы с пеленок: жили по соседству, ходили на танцы, делились девичьими секретами и всегда помогали друг другу. Несмотря на годы и расстояния, их дружба продолжалась до самой смерти Любови Полищук.

Сватовство по дружбе

– Галина, как произошло знакомство с семьей Полищук?

– Моя мама работала вместе с будущей мамой Любы Ольгой Пантелеевной, а отец –
вместе с будущим папой актрисы Григорием Мефодьевичем. Родители решили познакомить Олю и Гришу, пригласили их к себе домой. Во время званого обеда у моей мамы неожиданно начались предродовые схватки – я просилась на свет Божий, поэтому папа отправился с ней в больницу. А гости остались вдвоем… Как принято говорить в таких случаях: между ними вспыхнула любовь, и они вскоре поженились. Через год родилась Люба.  

– Да вы были просто обречены на дружбу!

– Получается, что так. Наши родители дружили домами, причем предпочитали проводить вместе даже выходные. Например, с получки ходили отдыхать в ресторан «Якорь», который был неподалеку от наших домов, и нас, еще совсем детей, обязательно брали с собой. Это был настоящий праздник! Нас обожали все официантки ресторана, которые называли нас куколками. От нас нельзя было глаз оторвать: у Любы были огромные голубые глаза, а у меня – зеленые. Поэтому стоило нам появиться на пороге ресторана, нас сразу же закармливали конфетами.
А когда подросли, вместе сбегали на танцы. На танцполе Люба была звездой! Бывало, закричит на всю площадку: «Дайте мне микрофон, я спою!» Получив его, она начинала петь. А пела она великолепно, да и в танце ей равных не было. Как-то раз мы с ней отплясывали шейк, а она пришла в туфлях на высоченных шпильках. И вот один каблук у нее застрял в трещине между деревянными досками. Сначала она попыталась вытащить туфлю, а потом на все плюнула и стала танцевать босиком. Вот в этом она вся: веселая, энергичная и неунывающая…
Даже когда мы окончили школу, каждый вечер в любую погоду она тащила меня на танцы!

– После того как Любовь Григорьевна уехала из Омска и обосновалась в Москве, как вы поддерживали связь?

Она очень часто приезжала на родину, а звонила мне практически каждый день, в любое время дня и ночи. Она мне очень доверяла. Как-то сказала мне: «Галка, я по-настоящему любила в жизни только одного мужчину – Лёшу Ковалёва». Это была ее первая любовь. Они познакомились в 70-х годах в Омске, он приехал из Иркутска учиться в местном летном училище. А ее тогда как раз пригласили работать в московский мюзик-холл. Алексей не хотел ее отпускать, но Люба сказала: «Если любишь – прилетишь за мной». Но он вернулся к себе в Иркутск и женился на другой женщине. Люба тоже вышла замуж, но брак был недолгим – первый муж Валерий Макаров был очень ревнивым. Она родила от него сына и назвала ребенка Лёшей – в честь своей первой любви. Когда Люба в 2006 году за несколько месяцев до смерти в последний раз приехала в Омск, то сказала мне: «Галка, так хочется увидеть Лёшу Ковалёва!» Тут как на грех я узнала, что его дочь Светлана живет в Омске и работает продавцом на оптовом рынке в рыбном отделе. Внешне – она просто копия своего отца. Я рассказала об этом Любе, которая сразу же потребовала отвести ее на этот рынок и показать его дочь. Так и сделали: приходим, Люба отошла в сторонку, а я подхожу к Светлане и завожу разговор. И вдруг Светлана посмотрела мимо меня и говорит: «Это что, Любовь Полищук там стоит?» Люба поймала ее взгляд и подошла к нам. Но разговор у них не получился. Как выяснилось, Светлана не любит, когда кто-то начинает вспоминать про юношеский роман ее отца с Любой. Но Люба перед смертью смогла хоть посмотреть на дорогие ей черты лица.