Бабушка и дедушка Анны Ковальчук
Бабушка и дедушка Анны Ковальчук // Фото: Личный архив

Анна Ковальчук

– В июне 41-го мой дедушка Фёдор Музыченко окончил Ленинградское военно-инженерное училище. Он не успел съездить в родное село Спиченцы под Винницей проститься с невестой – моей бабушкой Лидой, сразу попал на войну. Дед минировал подступы к Ленинграду, победу встретил в Чехословакии
в звании майора. Все четыре года ничего не знал о бабушке. А она вышла замуж за зенитчика Николая Комарова, в отряде которого была медсестрой. Он погиб на следующий день, после того как Лида родила дочь. После войны дедушка Федя разыскал бабушку. Они поженились, через несколько лет у них родилась Наталья, моя мама. 9 мая мы всей семьей приходим на Исаакиевскую площадь в Санкт-Петербурге поздравить ветеранов и почтить память
дедушки Феди и бабушки Лиды, которых уже нет.

Дедушка и бабушка Анны Тереховой, родители Маргариты Тереховой
Дедушка и бабушка Анны Тереховой, родители Маргариты Тереховой // Фото: Личный архив

Анна Терехова

– Бабушка Галина Станиславовна Томашевич и дедушка Борис Иванович Терехов работали в Свердловском драматическом театре. В начале войны они выступали со спектаклями в госпиталях на Урале. Тяжелораненые бойцы, кто без руки, кто без ноги, аплодировали артистам, стуча протезами о костыли. Бабушку, когда она выходила на поклон, слезы душили. В 1942 году дедушка ушел на фронт, служил в разведке, а через несколько месяцев родилась моя мама – Маргарита Терехова, которая стала потом актрисой. Пеленки развешивать было негде, и бабушка сушила их на себе, обмотав вокруг тела... С детства помню ее трепетное отношение к Дню Победы – пекла пирог, дома всегда были тюльпаны. Теперь 9 мая ношу тюльпаны ей на могилу.

Яков Каплан – боевой прадедушка Антона Макарского
Яков Каплан – боевой прадедушка Антона Макарского // Фото: Личный архив

Антон Макарский

– Мой прадедушка Яков Львович Каплан – человек-легенда. Ушел на фронт в начале войны. Семье в Свердловск на него трижды приходила похоронка. И каждый раз прабабушка Ася, держа в руках извещение, не верила, что мужа убили: «Да не может такого быть! Он жив, это какая-то ошибка». Многие даже принимали ее за сумасшедшую. Как-то получила весточку от друга прадедушки, тот писал, что Якова Михайловича, парализованного после ранения, повезут в госпиталь через Свердловск. Прабабушка встретила санитарный поезд на вокзале, забрала домой прадедушку и выходила его. Дед Яша прожил долгую жизнь, дождался правнуков. Я очень его любил. А 9 мая в память о нем я буду выступать перед ветеранами.

Дед Камиля Ларина (второй справа) кормил на войне и солдат, и генералов
Дед Камиля Ларина (второй справа) кормил на войне и солдат, и генералов // Фото: Личный архив

Камиль Ларин

Мой дед Рахматулин Григорий Савельевич (к сожалению, он скончался в 1996 году) на фронте был поваром, а в 1945 году попал в бригаду поваров, которые готовили еду для маршала Жукова. Дед Гриша рассказывал, как стоял над каждым поваром и внимательно наблюдал, чтобы ничего не подсыпали в кастрюльку и не отравили героев войны! Специального образования у деда не было, он просто любил и отлично умел готовить. Его фирменным блюдом был борщ. На войне дед старался, как мог, чтобы солдаты были довольны. Даже простую гречневую кашу он готовил необыкновенно вкусно. Наверное, он бросал в нее много масла и как-то по-особенному томил. Такой каши я не ел никогда и нигде!

Бабушка Зина с дочкой Таней, мамой Анны Семенович. Середина 50-х годов
Бабушка Зина с дочкой Таней, мамой Анны Семенович. Середина 50-х годов // Фото: Личный архив

Анна Семенович

– Моя бабушка Зина родом из деревушки под Минском. Когда началась война, ей было 11 лет. Кругом шли бои, бабушка рассказывала, как они с подружками помогали медсестрам, тащили по нескольку километров раненых бойцов. «Солдатик стонет от боли, у нас уже сил не осталось, передохнем минутку и дальше его волочем», – вспоминала бабушка. Ей уже много  лет, она живет с нами в Москве, 9 мая всегда накрывает стол и произносит свой неизменный тост: «Господи, только бы не было войны!»

Прадед Оксаны Федоровой Васильев Михаил Григорьевич
Прадед Оксаны Федоровой Васильев Михаил Григорьевич
Дед Оксаны Федоровой Куликов Алексей Трофимович
Дед Оксаны Федоровой Куликов Алексей Трофимович

Оксана Федорова

Мой прадед Васильев Михаил Григорьевич прошел всю войну и блокаду, сформировал из рабочих Ижорского завода батальон, защищавший Пулковские высоты на подступах к Ленинграду. Дважды контужен, награжден множеством орденов, в том числе и орденом Ленина. В  послевоенные годы его послали в Псков , где он был начальником Псковской милиции. А моему деду Куликову Алексею Трофимовичу во время войны было всего 15 лет. Он был курсантом ленинградского артиллерийского училища, первый выпуск. Потом служил в парашютно-десантном полку.

Свекр Розы Сябитовой Анатолий Иванович Сябитов
Свекр Розы Сябитовой Анатолий Иванович Сябитов // Фото: «Инстаграм»

Роза Сябитова

Мой свекр Сябитов Асман (Анатолий Иванович). Он ушел на фронт совсем юным 16-летним мальчиком, прибавив несколько лет. Иначе просто не брали.

Дед Анжелики Варум Шаповалов Михаил Тимофеевич
Дед Анжелики Варум Шаповалов Михаил Тимофеевич // Фото: «Инстаграм»

Анжелика Варум

Мне было три года, когда дед (его звали Михаил Тимофеевич Шаповалов) перестал возвращаться с работы. На протяжении нескольких месяцев перед сном я закатывала истерику с требованием вернуть деда! В один прекрасный день, на очередной мой вопрос «Когда дед придет?» мама сказала: «Дедушка умер».  Я, через паузу, переспросила: « Умер?.. А когда он придет?». Мне долго объясняли, что «умер» - значит отправился жить на Небо и что все, рано или поздно, туда отправятся...

Дед, со слов бабушки и мамы, никогда не говорил о войне. Наверное потому, что война - это очень страшно. Он воевал в мотострелковой дивизии на Ленинградском фронте. Прошел всю войну и День Победы встретил в Вене, в возрасте 30-ти лет, в звании старшины с Орденом Красной звезды, тремя медалями (За оборону Ленинграда, За победу над Германией и За боевые заслуги) и тремя орденскими планками.
Он один из тех, кто спас мир от фашизма, а заодно (косвенно) спас от нацистской расправы моего второго деда - польского еврея, бОльшая часть семьи которого погибла в варшавском гетто. 

После войны дед переехал во Львов и работал в Горсовете председателем комиссии по распределению квартир. Сам с семьей 20 лет прожил в коммуналке, пока не подошла его очередь на двухкомнатную «хрущевку», в которой мы и ютились впятером: дед, бабуля и я с мамой и папой. Дед был большим, сильным, красивым и добрым. Однажды он пришел с работы, лёг почитать газету  и уснул... Ему было 56 лет.

Отец Михаила Турецкого участвовал в прорыве Ленинградской блокады
Отец Михаила Турецкого участвовал в прорыве Ленинградской блокады // Фото: Личный архив

Михаил Турецкий

В моей жизни День Победы занимает особое место… Не только из-за того, что это праздник свободы, гордости за великий подвиг советского народа, но и потому что мои родители – участники ВОВ. И папа, и мама полностью прошли войну. Никогда не забуду рассказы отца о том, как он провел 900 дней в окопах и участвовал в героическом прорыве Ленинградской блокады. Мама была медсестрой военного госпиталя. Кстати, тогда ей чудом удалось уцелеть - всю ее семью фашисты закопали живьем. К счастью, незадолго до этого папа, как будто чувствуя опасность, увез ее с собой в Москву. Мои родители были невероятными людьми. Я всегда восхищался и буду восхищаться ими. Ведь, несмотря на все пережитое в войну, они безумно любили жизнь. Они прожили вместе 66 лет! А их энергии и активности можно было только позавидовать. Отец очень любил присутствовать на моих концертах, особенно в БКЗ «Октябрьский». Даже в 91 год он самостоятельно садился на поезд и приезжал в Санкт-Петербург. Таким образом показывал, что все еще остается самостоятельным и независимым. Мало того, папа еще выходил на сцену и зачитывал строки-воспоминания о минувшей войне.