Николай Караченцов и Людмила Поргина стойко пережили очередное потрясение
Николай Караченцов и Людмила Поргина стойко пережили очередное потрясение // Фото: Persona Stars

Кажется, что таких совпадений просто не может быть: Николай Караченцов 28 февраля 2005 года узнал о смерти тещи и спешил с дачи в Москву, произошла авария – актер получил тяжелую черепно-мозговую травму и месяц пролежал в коме. Спустя 12 лет события повторились… 28 февраля этого года Караченцов, его жена, медсестра и подруга семьи ехали в кинотеатр. За рулем была Людмила Андреевна. В них врезалась «Газель», к счастью, все остались живы. У супруги актера взяли пробу на алкоголь, она оказалась положительной. В итоге ее лишили водительских прав на полтора года. Спустя два месяца после автокатастрофы Людмила Поргина откровенно поведала о случившемся.

Людмила Поргина спасает Николая Караченцова

«Бог тебя очень любит»

— Людмила Андреевна, у вас было предчувствие?
Людмила Поргина
За неделю до аварии появилась тревога, я просыпалась посреди ночи, подходила к окнам в гостиной, и мне казалось, что тьма приближается, давит. Ровно такое же чувство появилось, когда машина перевернулась и полетели битые стекла. Как сейчас помню: вижу окровавленные руки медсестры Нади, напряженный взгляд Коли… В голове мысль – завтра же панихида по матери, потом поминки в ресторане. И вдруг понимаю: возможно, это последние минуты жизни. Радовалась только тому, что мы с Колей уходим вместе. Но при чем здесь медсестра Надя? Подруга Эльза, которой 83 года?
— К счастью, вы все остались живы…
Людмила Поргина
Да! Я осознала это, только когда меня вытащили через боковое окно. Затем достали Эльзу. Коля находился дальше всех, на нем лежала Надя, и он кричал: «Снимите ее, я задыхаюсь». Когда оказался на «свободе», сказал: «Сейчас бы сигаретку». Всех отправили на рентген в больницу в Щелково. По дороге Коля юморил: «Все нормально. Шрамы украшают мужчину». Самые серьезные повреждения были у Эльзы – сломаны четыре ребра. Остальные отделались порезами и ушибами. Но мужа все равно отправили в «Склиф», его ждал главный реаниматолог, чтобы убедиться – мозг не поврежден. Уже ночью позвонили и сообщили, что с головой все в порядке.
Белая Toyota актерской четы не подлежит восстановлению. Фото с места аварии 28 февраля 2017 года
Белая Toyota актерской четы не подлежит восстановлению. Фото с места аварии 28 февраля 2017 года // Фото: Кадр сюжета ТВЦ
— Чувствовали себя виноватой?
Людмила Поргина
Конечно. Я пошла исповедоваться в церковь Рождества Богородицы в деревне Образцово. Призналась батюшке Сергею: «Меня мучает мысль: ведь я могла всех убить!» На что священник ответил: «Прекратите! Это бесовщина. Дьявол хочет, чтобы вы начали заниматься самоедством, впали в депрессию. Подумайте, чему Господь хотел вас научить через произошедшее? Молитесь и живите дальше». Кстати, Коля пришел к Богу после аварии в 2005 году. Первое, что он написал, очнувшись после комы: «Нужно обвенчаться». Потом рассказал, как видел ангелов, теперь он частый гость в церкви. Ему там хорошо. Наш покойный духовник, отец Александр, часто повторял: «Коля, Бог тебя очень любит. Он дал славу, деньги, а потом страдания, через которые ты пришел к нему. Так что держись».

«Родная, не плачь»

Супруги обвенчались 1 августа 2005 года
Супруги обвенчались 1 августа 2005 года // Фото: ИТАР-ТАСС
— Проба на алкоголь была положительной. Как такое произошло?
Людмила Поргина
Ну, что оправдываться: «Ребят, я хорошая и не планировала убийство собственного мужа»? Бог все видит. У нас Toyota-«универсал» – нет перегородки между салоном и багажником, а в нем лежало 15 бутылок спиртного, которые мы купили для поминок мамы. Во время аварии они разбились, волосы медсестры пахли водкой, пальто Эльзы пропиталось вином… От нас воняло за километр. Кровь на алкоголь не взяли, а вот дыхнуть попросили. Я открыла рот. «Ой, а у вас промилле», – сообщил сотрудник ГИБДД. А мне было все равно: резко скакнуло давление, я плохо соображала и на автомате подписала рапорт.
— Если анализ крови не делали, не хотели оспорить освидетельствование через суд?
Людмила Поргина
Адвокат сказал, что я могу подать апелляцию. Но у меня голова другим была занята – во время обследования в «Склифе» у Коли нашли опухоль в левом легком. Мы поехали в клинику во Франкфурт-на-Майне. Врачи назначили биопсию, сказали, что, если опухоль злокачественная, могут начать делать экспериментальную локальную химиотерапию, которая не ломает иммунную систему. Но нужно будет каждые шесть недель показываться врачам. Мысленно я уже разделила свою жизнь на циклы… Пока ждали, поехали в православную церковь. Там за нас молились все прихожане, а мы тряслись. В день забора клеток гуляли в парке, пили кофе с любимым тирамису мужа. «Коля, мы должны победить!» – сказала я. На следующий день нам сообщили, что злокачественных образований не обнаружено. Это просто воспаление. У меня от счастья потекли слезы. «Не плачь, родная, – обнял меня Коля. – Я тоже очень боялся. Хочу, чтобы мы жили как можно дольше».
— Что-то уже наметили? Может, отдыхать отправитесь...
Людмила Поргина
Конечно! В начале мая хотим на три месяца улететь в Болгарию. Сыночка Андрей построил там два дома – для своей семьи (у него трое детей) и для нас. Будем с Колей вставать в шесть утра, завтракать, гулять по пляжу, затем делать зарядку и заниматься с физиотерапевтом. Ужин в восемь вечера, на горшок и спать. Планируем наслаждаться жизнью.
Николай Караченцов и Людмила Поргина с сыном Андреем, его женой Ириной и внуками Петей и Яной
Николай Караченцов и Людмила Поргина с сыном Андреем, его женой Ириной и внуками Петей и Яной // Фото: Личный архив